#
#
Просмотров: 2522
Тема дня

Паводок-2021. Следим за уровнями рек

Picture

Бдительности не теряем!

Просмотров: 2848
Тема недели

Про мосты, про посты, миллионы и "понты"

Picture

7 апреля губернатор Кузбасса Сергей Цивилев провел в Новокузнецке пресс-конференцию "900 дней. Новый этап развития".

Просмотров: 14096
Тема месяца

"Процесс - это жизнь, результат - это смерть"

Picture

Кузбасс снова будоражит российскую общественность.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Опросы на КузПресс
  Вы счастливы?
  Как бы вы по пятибалльной шкале оценили деятельность сегодняшнего руководства Кемеровской области-Кузбасса?
  А у вас есть переработки?
  ...
добавить на Яндекс

Живая память

К Дню города в областном издательстве “Офсет” вышла в свет книга Владимира Максимовича Неунывахина “Всполохи памяти”.

В литературной среде Новокузнецка ходит легенда о том, что у прозаика, члена Кемеровского отделения Союза писателей России В.М. Неунывахина есть два солидных чемодана. В них разместился богатый авторский архив: памятные записочки, заготовки, наброски, будущие сюжеты, лаконичные пометки - мимолетные впечатления по какому-либо поводу. Все они ждут своего урочного часа, когда из наскоро записанных строк превратятся в полноценные художественные произведения. Подошла очередь для некоторых из них: Владимиром Максимовичем подготовлена к изданию десятая по счету книга - “Всполохи памяти”, в которую вошли повесть, рассказы, зарисовки.

Характерной чертой прозы Неунывахина является внутреннее тематическое единство. Сборник “Всполохи памяти” - не исключение. “Повторность тем - развитие задачи, рост ее”, - замечала о таком свойстве художественного мира Марина Цветаева. Можно сказать, что из книги в книгу Владимир Неунывахин разрабатывает несколько магистральных тематических пластов, параллельно развивающихся в его творческом сознании. Первый связан с профессиональной деятельностью литератора, почти тридцать лет посвятившего системе исправительно-трудовых учреждений МВД России. Второй пласт навеян хобби - общением с природой, охотой и рыбалкой, ставшими, по его признанию, настоящей “страстью”. В этом смысле Владимир Неунывахин старается сохранить лучшие традиции русских писателей XIX-XX веков: Сергея Аксакова, Егора Дриянского, Михаила Пришвина, Константина Паустовского, Виталия Бианки и др. Третий пласт - социально-исторический. Пожалуй, самый мощный, включающий в себя все: от глубоких размышлений об исторической судьбе страны, какой-либо семьи или отдельной личности до забавных случаев из жизни, “эпизодиков”, мимолетного, но почему-то запомнившегося разговора попутчиков.

При этом к какой бы теме ни обращался Владимир Максимович, главной категорией его мироощущения была и остается живая память. Память природная и человеческая, историческая и семейная, короткая и вечная, утраченная и внезапно вернувшаяся, профессиональная и генетическая, растревоженная и лечащая, память-рана, память-вспышка, память-набат. Неслучайно именно это слово органично влилось в емкий художественный образ - “всполохи памяти”, ставший названием и одноименной лирической зарисовки, и книги в целом.

Силой воспоминания автор возвращает нас к своим истокам - уютному деревенскому дому родителей в небольшом поселке Абагур-Лесной, своим дедам, первым опытам общения с природой, рыбалке, поездкам на коне, закадычным друзьям-приятелям, ко времени становления личности. Образ дома в деревне - символа стабильности - ассоциируется с заботливой и терпеливой матерью, трудолюбивым отцом-отчимом.

Иногда детское воспоминание ранит лирического героя, вызывает огорчение и боль. Эти ощущения настолько сильны, что передаются и читателям произведения. Горечь утраты, как правило, вызвана глубокой внутренней травмой, нанесенной отцом семье и ребенку как неотъемлемой ее части. Знаменитые слова классика XIX века Ф.М. Достоевского о “слезинке ребенка” и нашего современника Ю.В. Трифонова о ранимой, “алой, сочащейся плоти детства” в каком-то смысле могли бы стать эпиграфом к автобиографическим творениям В.М. Неунывахина: “Шерстяные перчатки”, “Мой любимый отчим”, “А помнишь, Витёк...”, “Всполохи памяти”. В них детство становится тем индикатором, по которому автор проверяет реальность на гуманность и справедливость. Детская обида на отца смыкается с исчезновением жизненной опоры и становится предвестником более серьезных потерь - родительского дома и кузбасской деревни в целом.

Понять себя и осмыслить свое время, уловить его “дух”, в котором таятся причины и следствия многих современных социальных явлений, - одна из первоочередных задач автора книги “Всполохи памяти”. Для ее решения он впервые прибегает к новому для себя творческому материалу - эпохе сталинских репрессий. В сборнике главной социальной проблеме 30-х годов XX века посвящена повесть “Репрессированные”, а также рассказы: “Из дневника тети Поли”, “Не дай Бог испытать такое никому”, “Из огня - в полымя”, “Мой любимый отчим”. Живая память против забвения - так можно определить глубинный призыв автора этих произведений.

“Репрессированные” - одно из самых пронзительных социально-исторических творений В.М. Неунывахина, опубликованных в новой книге. В повествовании без каких-либо витиеватых закруток сюжета соединились жанровые особенности повести и документальной хроники. Воплощение событий в этих двух стилевых потоках придает произведению большую достоверность и эстетическую яркость. Видно, насколько глубоко автор погрузился в материал: изучал архивы и статистические данные, дневниковые записи очевидцев, встречался с участниками событий - спецпереселенцами родного поселка Абагур, прибывшими из разных уголков страны с позорным и незаслуженно присвоенным клеймом - “враги народа”. “За что?” - этот вопрос, уже звучавший в одноименном сборнике Владимира Неунывахина, как эхо возникает в писательском художественном сознании, но уже на другом уровне, и пронизывает каждую строчку повести.

“За что?” - вопрошают персонажи, и их вопрос, переходящий то в стон, то в крик, застревает комом в горле читателя. “За что?” - вторит персонажам автор, пытаясь найти правильное решение в парадигме социального времени, но не находит однозначного и верного ответа. Ему только остается констатировать, что потомки репрессированных, так же как их отцы и деды, до сих пор встречают в обществе непонимание и даже зависть из-за того, что государство спустя годы признало ошибку и предоставило семьям, подвергнувшимся террору, минимальную поддержку, определенные льготы. “Как коротка человеческая память!” - с горечью восклицает писатель. И этот возглас, призванный всполошить сознание общественности, звучит как тревожный набат. Акт воспоминания о былом становится для литератора Неунывахина этическим, нравственным поступком.

Поиски живой исторической памяти объединяют кузбасского прозаика Владимира Неунывахина со многими русскими писателями-современниками, среди которых Юрий Трифонов, Виктор Астафьев, Валентин Распутин. В конечном счете, они сопряжены с поисками человеческого в человеке: душевного тепла, любви, понимания, сочувствия. И какой бы исторический “фон” ни выбирал писатель для своего произведения, будь то репрессии 30-х годов, годы Гражданской войны, суровое военное время или послевоенное лихолетье, для него, как и для этих авторов, остается актуальной проблема взаимной ответственности личности и общества, в том числе ответственности за отдельную человеческую жизнь.

По мысли Неунывахина, человек держит персональный ответ за свои поступки, ведь из них складывается его собственная история, история ближних, народа и страны. А общество, в свою очередь, не может и не имеет права калечить судьбу человека или пренебрегать им.

Источник: Кузнецкий рабочий

Елена Трухан
15.07.2012
Просмотров: 1724 | Комментариев: 0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь