#
#
Просмотров: 951
Тема дня

Возить людей, а не дрова

Picture

До 18 ноября, когда в Новокузнецке должна начать функционировать новая маршрутная сеть городского автотранспорта, осталось чуть больше трех недель.

Просмотров: 17769
Тема недели

"Я бывший силовик, но это был перебор"

Picture

Почему бывший полицейский Роман Тимиров бросил свои награды у здания правительства Хабаровского края, предлагает обсудить гость портала КузПресс Алекс.

Просмотров: 15661
Тема месяца

"Отчеты ответственных лиц оказались далеки от реальности"

Picture

Сергей Цивилев неприятно удивлен визитом в кемеровскую поликлинику.

Обсуждения

Norg-Norg 28-10-2020 09:14

арбуз 28-10-2020 09:10

Близнец 28-10-2020 09:09

ert 28-10-2020 08:57

Сова во-зле Олим 28-10-2020 08:47

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Опросы на КузПресс
  Допустимо ли лишать человека свободы за репосты?
  Как вы оцениваете деятельность областных и городских властей по недопущению коронавируса?
  Поддерживаете ли вы отставку А. Лукашенко?
  ...
добавить на Яндекс

Спаси и сохрани

Ей было нелегко, но она согласилась на разговор, посчитав, что ее исповедь станет для кого-то предупреждением, предостережением от беды, которая постигла ее семью. По понятным причинам имен мы не называем.

- Прошло три года, как я осталась совсем одна. Одиночество на меня обрушилось еще раньше и неожиданно: скоропостижно, от сердечного приступа, умер мой полный сил муж. Потеря оглушила меня, я растерялась и погрузилась в траур, жалея в первую очередь себя. Сын и дочь как могли поддерживали меня, но подростки не могли рыдать вместе со мной целыми днями, у них была своя жизнь, которая меня в тот период совсем не интересовала.

Я очнулась, когда мой шестнадцатилетний сын пришел домой пьяный. Возможно, он и раньше употреблял спиртное, но я этого не замечала. В этот раз ему было так плохо, что я, испугавшись, чуть не вызвала "скорую". Дочь успокоила меня равнодушным "проспится". Я же в ту ночь не спала и, оглянувшись на последние два года, поняла, что дети мои выросли, а я, окунувшись в свое горе, этого не заметила и, по сути, теперь не знаю, чем и как они живут. Материальное благополучие семьи, обеспеченное мужем, позволяло жить безбедно, неплохо зарабатывала и я на своей чиновничьей должности. Детей видела только по вечерам. А может, и не видела. Потом сын опять пришел пьяный, я тормошила его и ничего не могла понять из его бессвязной речи. Утром он не пошел в гимназию, а я написала записку классному руководителю, что он был у стоматолога. Почти отличнику, успокаивала я себя, один день пропуска не повредит.

Однажды, заскочив домой днем, я увидела, что сын вместо занятий сидит дома и слушает музыку, грохочущие аккорды буквально сотрясали квартиру. На вопрос, почему он не на уроках, сын не ответил, просто смотрел на меня мутным остановившимся взглядом, от которого мне стало страшно. Вечером дочь меня "просветила": он давно балуется наркотиками.

Я обезумела. Оказалось, что сын почти забросил учебу, уроки пропускает давно и регулярно. В сердцах я кричала на него, топала ногами, пообещала разогнать всех его друзей и закрыть его дома. Он стал уверять меня, что это не то, что я думаю, что он легко может без этого обойтись.

Я поверила ему. Не знаю почему, но поверила. Только потом поняла, что боялась правды, мне было страшно осознать, что мой сын - наркоман. В моем представлении наркоманы - это опустившиеся люди из асоциальных семей, тупые и забитые, не знающие большей радости, чем уколоться и забыться. Разве мог мой умный, эрудированный сын, один из лучших учеников гимназии, которому мы дали возможность получить хорошее образование, прекрасный спортсмен, красавец, душа компании, опуститься до грязных наркоманских притонов. Над словом "притон" он посмеялся, до них он пока не докатился, пока...

Я начала его водить по анонимным врачам, психотерапевтам, следить за ним. Благодаря нанятым репетиторам он успешно сдал выпускные экзамены и поступил в институт. Я надеялась, что новые друзья, интересы, заботы его отвлекут, внесут свежую струю в его жизнь. Но меня очень беспокоило, что он отдалился от меня, стал замкнутым, скрытным. Потом он стал поздно приходить домой, а то и вовсе не ночевал, отмахивался от моих вопросов: "Все нормально?" Никто не знал наших проблем, да разве с кем-нибудь этим можно было поделиться? Даже родственникам и подругам я отчаянно врала, что сын смурной из-за несчастной любви. Он часто не спал по ночам, ходил и ходил по своей комнате, то сутками ничего не ел, только бесконечно пил воду, а то на него нападало обжорство. Забросил любимый теннис, оправдывая это болью в коленях. Тогда я не знала, что это один из признаков наркомании.

Врачи помочь мне не могли, от этого недуга нет лекарств, отчаяние заставило меня искать целителей и экстрасенсов, платить огромные деньги за "курсы", которые ничего не давали. Рядом с человеческим горем всегда возникают предприимчивые люди, преследующие свои цели. Из дома начали пропадать деньги, ценные вещи, потом все подряд, что можно было продать. Я умоляла сына остановиться, стояла перед ним на коленях, заклинала памятью отца, ему все было нипочем. Я видела его страдания и страдала вместе с ним. Однажды, глядя на мучения от ломки и боясь, что он умрет, сама поехала на такси за дозой. Таксист привез меня по адресу безошибочно.

После того раза сын плакал и просил меня спасти его. Я оформила ему "академ" по подложной справке и отправила в глубинку Красноярского края в реабилитационный центр, который организовали верующие. Мне было без разницы, какую веру они исповедовали, я боролась за сына. Там он был три месяца, много молился, работал. По возвращении его домой забрезжил лучик надежды. Мы опять кинулись к врачам, чистили печень, переливали кровь, пили лекарства и витамины. Сын устроился на работу, но первую же небольшую зарплату он истратил на наркотики. И все началась снова.

Забыла я, что такое нормальная жизнь, полноценный сон, вкусная еда, приличная одежда. Все деньги уходили на бесконечные долги и возрастающие дозы. Нашей жизнью управлял наркотик. Достаток быстро иссяк, но это было ничто по сравнению с тем, что творилось с сыном. Незнающим не понять страдания матери, пытающейся помочь своему ребенку. Безысходность обрушилась на меня. Он уже не стесняясь кололся на моих глазах, безумствовал, когда я хотела его остановить, избивал меня, когда я пыталась спрятать кошелек с последними рублями. На работе, конечно, догадывались о моей проблеме, но помощи никто не предлагал, даже дочь, когда сын продал ее мобильник, ушла из дома и стала жить у бабушки. Со своим горем я осталась один на один.

Как-то, не найдя денег и что-нибудь на продажу, сын ушел из дома со словами: "Не жди, если не уколюсь - то умру, и если уколюсь, то тоже, наверное, умру". Его не было три дня, я обзвонила все больницы, объездила все морги, там мне показали немало молодых людей, сведших счеты с жизнью в погоне за кайфом. Его нашла соседка по даче, он лежал за баней, в кустах малины, которую так любил, рядом валялся шприц, поэтому все сразу обо всем догадались.

Моему сыночку было только 20 лет. Он и не жил. В его смерти в первую очередь виню себя - не уберегла, просмотрела, не спасла. Помощи ждать неоткуда, равнодушное общество в лучшем случае посочувствует. Эта зараза, не зная преград, распространяется с бешеной скоростью, она доступна, как чупа-чупс. Что наркотик - яд и смерть, понимают немногие. Как заставить человека ценить жизнь, если он сам ее не ценит? Финал неизбежен, это только вопрос времени и состояния здоровья.

Господи, помоги тем, кто встал на этот страшный путь, помоги, пока они еще живы, помоги их матерям. Спаси и сохрани их.

Ольга Волкова.

"Кузнецкий рабочий"

01.07.2008
Просмотров: 1023 | Комментариев: 4
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь