#
#
Просмотров: 254
Тема дня

Кремль ушел в оборону, накопив триллионы

Picture

Михаил Делягин: "Исполнение федерального бюджета в марте стало очередным шоком"

Просмотров: 8843
Тема недели

Паводок-2021. Следим за уровнями рек

Picture

Бдительности не теряем!

Просмотров: 14143
Тема месяца

Искатели сокровищ

Picture

Жители Новокузнецка скупают металлоискатели.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Опросы на КузПресс
  Поддерживаете ли вы планы главы г. Новокузнецка о реформировании парка им. Ю. А. Гагарина?
  Вы счастливы?
  Как бы вы по пятибалльной шкале оценили деятельность сегодняшнего руководства Кемеровской области-Кузбасса?
  ...
добавить на Яндекс

“Кладбище домашних животных”

Есть такой американский фильм ужасов, но то, что мы увидели, было не в кино, хотя в реальность происходящего верится с трудом. Центр Новобайдаевки, тихая улочка Шпальная сразу за рынком “Восток”...

...Неказистые домишки частного сектора, притулившиеся за бетонной громадой многоэтажек, с куцыми огородиками, дающими скромный урожай только благодаря стараниям своих обитателей, с нетерпением ждущих сноса. Плохо тут жить, очень плохо, особенно рядом с этим нехорошим домом. С его хозяином Алексеем Б. (имя изменено) соседи давно не общаются. Помнят еще, как лет пятнадцать назад выгнал он студеной зимней ночью из дома жену с тремя малыми сыновьями, а на ней все хозяйство держалось, дом он прибрал к рукам, запил и совсем дурить начал.

Полуденное октябрьское солнце унылую Шпальную веселей не делало. Остановив редакционную машину у злополучного дома, мы пытались достучаться в запертую калитку. Тишина. Покой. Неужели рассказанное участниками вчерашних событий не бред? Земля вокруг дома, заросшая пожухлым густым бурьяном, была покрыта золотом последних листьев, никаких разложившихся трупов животных, о которых нам рассказывали вчера по телефону, не видно. Да тот ли это двор? Появившаяся из дома напротив женщина заохала: “Ужас! Ужас!” - и вызвалась нас проводить, если мы не побрезгуем, все равно хозяина нет. Мы протиснулись через дыру в заборе и, ступая по упругой земле, огибая россыпи пустых бутылок и ворохи непонятного мусора, добрались до завалившейся стайки. Ее дверь неожиданно открылась, и, щурясь от яркого солнца, появился грязный, седобородый мужичок. Он ласково улыбнулся, прикрывая рот заскорузлой рукой, и представился тихим вкрадчивым голосом: “Алексей Кузьмич Б., хозяин. Заходите”. “Прости, золотце, - ласково заглядывая мне в глаза, ворковал он, - чесноком от меня пахнет, стесняюсь”. Мы извинились за вторжение. Алексей Кузьмич добродушно отмахнулся: “Ко мне все ходят и из-за моей доброты меня же и облапошивают”. Крепкий и, если умыть, благообразный дядька лет 55-ти. “Шестьдесят пятый мне пошел, - закокетничал он, - что, не дашь?” Не дам - явно пьющий, но на удивление бодрый. “Говорят, что у вас тут много животных, - допытываюсь я, - нам бы хотелось их посмотреть”. “Много, - подтвердил он, - всякие. Куры были, куда делись, не знаю, последнюю вчера соседка зачем-то унесла. Кроли, поросята, собаки мои где-то тут бегают... Видели? Я добрый, шибко добрый”. И гостеприимно распахнул передо мной и фотокором вход в стайку. Она была пуста, только таз с яркими перьями стоял в углу. Вчера, как рассказывали соседи, именно тут лежал дохлый петух-красавиц, а рядом с ним металась последняя худющая курица. “Элитные все были, - сокрушались люди, - петух оранжевый, расписной, курочки одна к одной. Заморил паршивец, и кроликов тоже, и поросят, говорил, двадцать дней без корма жить могут, а потом дохнут. Экспериментатор, мать его...”

Между тем “шибко добрый” Алексей Кузьмич рассказывал о своем житье-бытье. Про то, как в молодости служил на международном полигоне, про шахты, где был на доске почета, про дом, который строил своими руками, а сейчас там печь порушилась и он живет в стайке. Семьи нет. “Холостякую, тут мне многие бабенки того, понимаешь? - доверительно “журчит” он. - А я нет... А животные мрут, почему - не знаю, комбикорма две машины купил”. В окне пустующего дома виднелась груда мешков.

“Это меня соседи кошмарят, - со слезой в голосе пожаловался Б., - деньгам моим завидуют, я же гараж продал, но я не жадный, всем даю”. Про животных, которых в разное время видели в его доме, он упорно молчал. Потом, обидевшись на наши настойчивые расспросы и пообещав пожаловаться на нас начальству “на верх”, признался, что кролики пропали, как и первая партия поросят, “четыре штуки”, и вторая - “три штуки”, купленная по осени за тысячу двести каждый поросенок. “Нет их, завалились в канавку”. “А канавка где?” - не отступали мы. “Да в стайке”, - снова извиняясь за чесночный дух, неопределенно кивнул в сторону Алексей Кузьмич.

Пусть простят меня читатели за неуместные подробности (фото, щадя психику людей, мы тоже поместить не можем), картина, которая открылась нам за второй, незаметной дверцей в зловонной стайке, описанию поддается с трудом: куча истерзанных останков животных, кишащих червями. “Месяц как сдохли, - еще круче запечалился Алексей Кузьмич, - надо бы прибрать, да все некогда”. Потом со словами: “Достали вы меня! Имею право!” - он совершенно спокойно выпроводил нас со двора и, опершись на покосившийся забор, стал слушать, что о нем говорят собравшиеся на улице соседи.

“Нелюдимый он, странный, - перебивая друг друга спешили высказаться люди. - Дом забросил, перебрался в стайку. Изредка его навещает один из сыновей, но тут же уезжает, в ограду к себе пускает только бомжей с рынка, наркоманы сами заходят. Пьет, пенсия у него хорошая, видим, как постоянно из магазина бутылки носит. Мужики наши его как-то заставили помыться, постричься, борода уже чуть не до пояса была, вшей видимо-невидимо. Да ему это не надо, закроется в своей стайке, что делает - непонятно.

Последнее время совсем невмоготу стало жить на нашей улице из-за стай бродячих собак и полчищ крыс. Рыскают среди бела дня, таскают всякую дрянь из его дома, а кругом мы, дети играют. Этим летом в жару жуткой вонью все окутало. Сначала грешили на близлежащую свалку, разрастающуюся под крайним домом на Шпальной, а потом поняли - несет от дома Б. Он в ограду нас не пускал: “Нечего мою землю топтать!” Но когда вонь стала невыносимой и полетели тучи мух, женщины, что побойчее, пробрались на давно некопанный огород и там, в высокой траве, обнаружили разложившиеся трупы животных. До этого, с месяц назад, Б. загонял в стайку несколько молоденьких поросят, знаем, что он разводил кроликов, но живности во дворе никогда не видели, он держал ее, как в концлагере, взаперти, кроме собак, собиравшихся со всей округи под его домом. Трупы животных мы закопали, пригрозили пожаловаться в милицию и еще дальше стали обходить этот дом. А он снова поросят и кур купил, да не абы каких - породистых”.

Очередной переполох на Шпальной поднялся в начале этой недели, когда от дома Б. опять понесло падалью и его отощавшие до костей собаки начали таскать по улицам дохлых кур. Приехавшие по звонку представители Общества охраны животных ринулись в милицию, заявление сначала принимать не хотели, в эксперименты голодом не верили да и статья 245 “Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель” УК РФ, как известно, “не работает”. Вряд ли и на этот раз состав преступления будет найден, уголовное дело возбуждено, и виновный наказан, но, если не животных, то хоть людей, живущих рядом “с добрым” Алексеем Кузьмичом на одной земле, пропитанной гнилью заморенных голодом животных, надо защитить.

Ольга Волкова

"Кузнецкий рабочий"

30.10.2008
Просмотров: 1190 | Комментариев: 0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь