#
#
Просмотров: 1583
Тема дня

Коронавирусный калейдоскоп.20.06.2021.

Picture

"Увольнять за отказ от вакцинации никто не будет".

Просмотров: 4022
Тема недели

Третья волна

Picture

Безалаберная беспечность по отношению к ковидной угрозе в Кузбассе вдруг на этой неделе сменилась утрированным вниманием, сугубой озабоченностью и едва ли не паникой.

Просмотров: 13599
Тема месяца

Где деньги, Зин?

Picture

Мэр Новокузнецка сообщил о катастрофическом недоборе оплаты за проезд.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
Опросы на КузПресс
  Какой бы вы задали вопрос президенту России В. В. Путину?
  Куда пропали буквы?
  Как вы относитесь к принципу обязательности вакцинации от COVID-19?
  ...
Нарушители:
RoyRobson
добавить на Яндекс
Мент-вымогатель получил полтора года лишения свободы

Служили два товарища в ОБППСМ

Они были почти ровесниками, разница в возрасте 4-5 лет, но в силу обстоятельств оказались по разные стороны закона: одни - обвиняемыми, другие - потерпевшими. Случившееся с ними представим с разных позиций почти с документальной точностью.

"Основными задачами милиции общественной безопасности являются обеспечение безопасности личности, общественной безопасности, охрана собственности, общественного порядка, выявление, предупреждение и пресечение преступлений и административных нарушений..." (Из ст. 9 Закона "О милиции").

Этот закон постоянно упоминался в материалах уголовного дела N 6240331, возбужденного и принятого к производству прокуратурой Центрального района, фигурантами которого стали два сотрудника отдельного батальона патрульно-постовой службы милиции (ОБППСМ) УВД города Новокузнецка и два несовершеннолетних юноши.

...Двадцатого июня 2006 года в час по полудни два друга, семнадцатилетние Олег Родин и Антон Трошин (назовем их вымышленными именами), искали одногруппника Олега, место жительства которого помнили лишь визуально. Зайдя в дом N 50 на улице Циолковского, ребята, чувствуя, что ошиблись подъездом, решили, что это дело надо перекурить, и встали у окна на площадке между первым и вторым этажами. Не успев сделать по паре затяжек, они увидели, что снизу по лестнице быстро поднимаются два крепких парня: один, небольшого роста, в милицейской форме с погонами младшего сержанта, другой - высокий, в обычной гражданской одежде. Поравнявшись с ними, высокий неожиданно схватил Антона за грудки и с угрозой в голосе спросил, что они тут делают. Ответ ребят, что они ищут квартиру друга, его, видимо, не удовлетворил, и он начал наносить удар за ударом по лицу и телу Антона. Олег, испугавшись, побежал наверх, но был настигнут милиционером, силой вернувшим его назад. "Гражданский" тем временем продолжал бить Антона, еще раз пнув его в пах, он развернул паренька лицом к стене и стал бить кулаком в область почек. Видимо, чтобы оправдать свои действия, он, распаляясь, обвинял ребят в том, что они ходят в его подъезд мусорить, при этом громогласно называл себя хозяином этого дома, и подчеркнув, что работает в милиции, пообещал засадить их на 15 суток, где их "опустят". Затем высокий переключился на Олега: наотмашь ударил его по щеке, стукнул кулаком в грудь, потом так же развернув лицом к стене, стал бить по ягодицам и в пах. Ошеломленные мальчишки молчали. Когда высокий начал их обыскивать, качаясь и падая, они поняли, что он сильно пьян, и даже пытались помочь ему удержаться на ногах. Оказывать сопротивление было опасно, избивавший их человек был физически намного сильнее, да и алкоголь добавлял агрессивности, бежать они не могли: лестницу вниз загораживал милиционер, который все это время стоял как вкопанный и мутным взглядом следил за действиями напарника.

Милиционеры, обшарив карманы ребят, поживились зажигалками, сигаретами, пакетиком с семечками. У Трошина мужчина в гражданском выудил 100 рублей, у Родина - 200, обрадованно засмеялся, сказав, что на пиво ему теперь хватит. Самой ценной находкой для него оказался мобильный телефон Sony-Ericsson, принадлежащий Олегу, у Антона он забрал серебряную печатку, снятую с пальца. Пьяно ухмыляясь, человек, назвавшийся милиционером, велел ребятам, если они хотят вернуть свои вещи, прийти в 22 часа этого же дня в опорный пункт милиции у бульвара Героев, куда он вечером заступит на дежурство, и принести за печатку 1000 рублей, за телефон - 2000, иначе на них будет составлен протокол за употребление наркотиков. Назначив выкуп, милиционеры нетвердой походкой пошли отсыпаться в квартиру высокого после бурно проведенной ночи.

Кое-как приведя себя в порядок, покинули подъезд и ребята. Они были так возбуждены, что рассказали о случившемся первому же встретившемуся им знакомому, а тот посоветовал им обратиться в милицию с заявлением. Так Олег и Антон попали на Энтузиастов, 1 в ОБЭП УВД, куда сразу же были вызваны их матери, поскольку оба юноши были еще несовершеннолетними. Сначала ребята побывали в травмпункте ГКБ N 1, где им зафиксировали побои, а потом с их согласия и с согласия их родителей началась подготовка к операции по задержанию милиционеров-взяточников.

Несмотря на дефицит времени, операция готовилась тщательно. Сотрудники ОБЭП, пригласив в качестве понятых случайных прохожих, предъявили им диктофон, вставили в него распакованную в их присутствии новую кассету, после чего опечатали его, объяснив, что это делается для того, чтобы кассету нельзя было подменить. Затем понятым предъявили сторублевые денежные купюры в количестве тридцати штук, показав под лучом ультрафиолетовой лампы, что каждая из них помечена надписью "Взятка ОБЭП 20.06.2006 г.". Диктофон и деньги были вручены Родину и Трошину, которые под наблюдением группы оперативников отправились на бульвар Героев.

В назначенное время опорный пункт оказался закрыт, но вскоре со стороны Вечного огня показались "знакомые" милиционеры, на этот раз они оба были в форме. Зайдя в помещение, ребята отдали свои доли высокому, он тщательно пересчитал деньги, положил их себе в карман и вернул телефон и печатку. Другой милиционер, как и раньше, молча наблюдал. От них ощутимо разило перегаром, но настроены они были благодушно. Как только Олег и Антон покинули опорный пункт, туда вошли сотрудники ОБЭП, один из которых был с видеокамерой, и предложили добровольно выдать денежные средства, полученные от граждан Родина и Трошина. Милиционер высокого роста тут же из кармана выложил их на стол. Номера купюр в присутствии понятых были сверены с ксерокопией акта пометки денег, они были просвечены ультрафиолетом, а затем упакованы и опечатаны. Последними в протоколе расписались высокий - Павел Кудрявцев и маленький - Андрей Байдов (это их подлинные имена), оказавшиеся младшими сержантами отдельного батальона патрульно-постовой службы УВД города, наделенные властью и призванные обеспечивать безопасность личности, пресекать и предупреждать преступления и административные нарушения и, кстати, получающие зарплату за счет средств областного и местного бюджетов.

По версии Кудрявцева и Байдова, события 20 июня развивались несколько по-другому.

Накануне произошедшего они оба крепко выпили, но до выхода с девяти часов вечера на 12-часовую смену решили отоспаться у Кудрявцева. Байдов форму не снимал с прошлой смены. Около дома Кудрявцева к ним подошла его сожительница и, указав на подъезд, сказала, что там двое парней употребляют наркотики. Милиционеры решили пресечь противоправные действия. Поднявшись на площадку между первым и вторым этажами, они увидели двух ребят, сидящих на корточках с ложкой и каким-то порошком. Один из них сразу побежал наверх, но Байдов догнал его и предложил спуститься вниз. В это время Кудрявцев разговаривал со вторым парнем, предлагая ему добровольно выдать наркотики, тот сразу подчинился и начал выкладывать на подоконник все вещи из карманов, в том числе и телефон. По словам Байдова, разговор напарника он слышал плохо, поскольку был в сильном опьянении, и все, что мог делать, так это молча загораживать выход из подъезда. Зато он хорошо видел, что никакого насилия к ребятам со стороны Кудрявцева не применялось, они сами толкались, личного досмотра тоже не было. Более того, Кудрявцев растоптал по полу площадки какие-то шарики из фольги с белым порошком.

Со слов Кудрявцева, с того момента, как ребята добровольно выложили свои вещи на подоконник, остальное он помнит смутно. Вроде, дал пару пощечин, удары кулаком не наносил. Правда, помнит, как один из парней ударился об стенку, но кто его толкнул - не знает. Парни вели себя агрессивно, сами нападали, и Кудрявцеву пришлось в целях самообороны нанести несколько ударов. Видимо, в это время из их карманов и выпали вещи, в том числе телефон. Денег он никаких не видел и не просил. Просто, когда парни уже ушли из подъезда, Кудрявцев, чтобы оставленные вещи не пропали, забрал их себе на сохранение. Позднее, когда он уже дома спал, зазвонил подобранный им телефон, по которому сами ребята предложили ему денег за его возврат. Деньги он хотел вернуть после извинения.

Не вдаваясь в подробности, скажем, что в отношении двадцатидвухлетнего Байдова дело вскоре было прекращено. Его молчаливое лицезрение противоправных действий напарника уголовно не наказуемо. Из разряда подозреваемых он перешел в свидетели. Деяния двадцатичетырехлетнего Кудрявцева сначала квалифицировались, как "получение взятки", но поскольку он в это время был "не при исполнении" и стало быть не наделен властными полномочиями, то фактически ввел потерпевших в заблуждение относительно своих возможностей (составить протокол, подвергнуть аресту на 15 суток). Его действия были квалифицированны по другой статье: "совершение мошенничества, хищение путем обмана и злоупотребления доверием". В настоящее время бывший милиционер Павел Кудрявцев осужден на один год шесть месяцев лишения свободы. Его напарник Андрей Байдов из органов МВД уволен.

Ольга Волкова.

"Кузнецкий рабочий"

Фото www.kiss68.narod.ru

30.03.2007
Просмотров: 955 | Комментариев: 1
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь