#
#
Просмотров: 1079
Тема дня

Выборы и скандалы (+4)

Picture

Администрация Осинников объяснила труднообъяснимые действия сотрудников одного из УИКов.

Просмотров: 2041
Тема недели

За чистоту выборов (+6)

Picture

Мы продолжаем прием сообщений от кандидатов и партий о возможных нарушениях и фальсификациях в ходе трехдневного голосования.

Просмотров: 10220
Тема месяца

Дежа вю-2021. Оптом дешевле

Picture

Пресс-служба ЕВРАЗа объяснила происхождение угроз об отстранении невакцинированных работников Запсибметкомбината от работы.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
Опросы на КузПресс
  Как вы оцениваете эскизы новокузнецкого аэропорта?
  Как вы относитесь к идее запрета торговли алкоголем в городской черте?
  Болели ли вы коронавирусом или прошли вакцинацию?
  ...
добавить на Яндекс
Воспоминания о 30-х годах и дореволюционных временах

Мемуары моей мамы

Сегодня день рождения моей покойной мамы. Она оставила свои воспоминания о 30-х годах и дореволюционных временах по свидетельствам наших предков

(печатается с сокращением)

Я не ставлю себе целью писать воспоминания в литературно-художественной форме, моя цель – рассказать моему сыну, племянникам, внукам о тех корнях нашего рода, которые известны мне из рассказов моей бабушки Веры Леонтьевны Шубниковой (Макаровой в девичестве).

Детство мое прошло в переулке, который назывался Плотничным, в Нижнем Новгороде. Мы жили в горной части этого старинного красивого города, расположенного на великой русской реке Волге.

В Плотничьем переулке, почти рядом с церковью, и стоял деревянный двухэтажный дом, в который меня привезли из роддома еще на извозчике, в котором прошло мое детство. В этом доме наша семья жила на втором этаже. Квартира начиналась с большой с русской печью. Стояли столы наши и соседки, в углу умывальник и широкий деревянный стул у печки.

Направо из кухни – большой квадратный коридор, где двери располагались следующим образом: прямо – комната соседей, направо – парадный подъезд, которым мы не пользовались по назначению, и это помещение с лестницей служило кладовой, налево – наша квартира.

Наша семья состояла из бабушки Веры Леонтьевны, дедушки Павла Александровича, меня, семьи моей тети Зины, ее мужа Незамайкова Ивана Васильевича и их дочери Ларисы.

 

Бабушка родилась в Петербурге. Как оказались ее родители там, мне неизвестно, но после смерти ее матери, она в детстве, юности и первые годы замужества жила в Москве. Дед Веры Леонтьевны по матери, Родион Колотовкин, несколько его братьев откупились от крепостной зависимости и приехали на жительство в Москву, по-видимому, из какой-то подмосковной деревни, возможно, из Колотовкино (я слышала, что есть деревня с таким названием). Родион был женат на Матрене и имел четырех дочерей: Арину, Акулину, Анастасию и Александру. В Москве Родион с семьей поселился в Замоскворечье. Этот район назывался Бабий городок (это напротив Парка культуры имени Горького). Тогда вместо парка были поля.

Он построил мельницу, одноэтажный дом и еще небольшой флигель в глубине двора.

В семье царили домостроевские порядки. Жена ничего не могла решать без мужа. Бабушка рассказывала мне, как однажды дочери пошли куда-то с соседкой с разрешения матери, но когда отец узнал, он возмутился, и его жена должна была бежать за детьми километр или более, чтобы вернуть их домой. Другой случай – девушки по одной входили в комнату к отцу и просили денег на шляпку, кушать мать накрывала в первую очередь отцу, и только после того, как он поест, садилась за стол с детьми. Но Родион никогда не бил жену и не употреблял спиртного, чего не скажешь о его братьях, которые были заядлыми пьяницами. Однажды они уговорили его пойти куда-то с ними, а вечером привезли брата совершенно невменяемого. На другой день он умер. Возможно, они отравили его из зависти.

2.

Мельница, которую построил Родион, после его смерти не стала давать доходы, и знакомые купцы посоветовали дочерям Родиона надстроить дом и верхний этаж сдавать жильцам (квартирантам).

Моя бабушка Вера Леонтьевна рассказывала мне, что в одно время в их доме жил известный художник Пукирев с сестрой. Он страдал астмой. Его кисти принадлежат картины «Неравный брак»


 «Принятие приданого по описи».


 На последней картине, по словам бабушки, изображена семья Колотовкиных. Она говорила мне: «Посмотри вот тетя Настя - просто копия». На картине она стоит посреди комнаты, обнимая молодую женщину, очевидно сестру Акулину. В дверях жених – прообраз Леонтия Ивановича Макарова.

Бабушка также рассказывала мне, что ещё до революции, а может быть немного позже во флигеле жила дочь Владимира Ивановича Даля, создателя русского толкового словаря.

Она была в возрасте лет сорока, употребляла алкоголь.

В молодости её оставил возлюбленный, прихватив с собой её драгоценности (кажется, он был священником). Звали дочь Даля Варварой. Она получала большую пенсию, знала 12 языков. В день получения пенсии (а может гонорара), выстраивалась очередь нищих, которым она раздавала часть пенсии, а остальные деньги пропивала. Ходила она всегда в демисезонном пальто и спала на голой лавке. Ей ни раз предлагали матрац, подушку, но она наотрез отказывалась.

Однажды в «Бабьем городке» случился пожар. Сгорело 200 домов. Мои дедушка и бабушка были ещё детьми. Бабушкиному дому повезло, огнь почти в плотную подошёл, но направление ветра изменилось, и сгорел дом, в котором жил дедушка с родителями и который стоял на горе довольно далеко от дома Колотовкиных. Причиной пожара явился поджог. Некий купец Мешков застраховал имущество на большую сумму, и чтобы получить ее, поджёг свою лако–красочную мастерскую.

И, наконец, ещё одно событие (историческое) запечатлелось в моей памяти из рассказов бабушки. Это знаменитая «Ходынка».

 В честь коронации Николая II было решено устроить массовое гулянье на Ходынском поле. День (это был конец мая 1896 года) был очень жарким. Люди стали собираться с раннего утра, часов с шести. Пришло много крестьян из ближайших деревень, а также жители Москвы. Прошел слух, что будут раздавать бесплатные подарки. Действительно, посреди поля были построены киоски (расстояние между ними было незначительное). Моя бабушка Вера (ей было 15 лет), её брат Серёжа, а также молодая чета (их квартиранты) отправились тоже. Придя на Ходынское поле, они присели на пригорке перекусить. Мужчины остались, а бабушка и квартирантка спустились вниз. Там уже было много народу, и вдруг людской поток подхватил их и понес вперёд. Из киосков бросали подарки - это была кружка с изображением царя, в ней лотерейный билет, сладости и все это завернуто в красную косынку. Сзади шёл мужчина с маленькой девочкой на плече, он говорил бабушке и её спутнице, чтобы они ни в коем случае не поднимали руки, чтобы поймать подарок. Их как-то удачно вынесло, но потом, когда испуганные решили вернуться, их взору представилась ужасная картина: то тут, то там лежали горы бездыханных, раздавленных людей, многие с раздавленной грудью ползли. Показалась карета с царем, но его освистали, и карета, не доехав до Ходынского поля, повернула обратно.

 

3.  МОЕ ДЕТСТВО

 

Родители мои: мама – Вера Павловна Шубникова, отец – Евгений Ильич Аверков жили в другом переулке – Холодном. Они жили в одной комнате, рядом с бабушкой Ниной Сергеевной Аверковой, матерью моего отца. Комната их по тем временам была неплохо обставлена: зеркальный шкаф, никелированная кровать, приемник, на стене ковёр, на полу – шкура леопарда, богатые гардины и занавески.

Мама познакомилась с моим папой в летнем саду. Это небольшой сад – сквер в середине улицы Покровки (улицы Свердлова), где собиралась по вечерам тогдашняя молодежь.

Отец был довольно симпатичный, с благородными чертами и удлиненным овалом лица и густыми волнистыми русыми волосами.


В детстве, в возрасте двух-трех лет, он завоевал первое место на детском конкурсе красоты.


 Но, будучи взрослым, он имел физический недостаток – одна нога была короче другой. В раннем детстве с ним произошел несчастный случай.

Дед мой по отцу в 1910 году был назначен в г. Кисловодск смотрителем за рыболовством.

Как-то дети (мои тети и дяди) играли, а взрослых никого не было. На маленького Женю (моего отца) никто внимания не обращал. Вдруг послышался крик. Маленький Женя залез на нос лодки, оступился и упал на якорь. Удар пришелся по бедру. Его долго лечили, но диагноз врачей был суров – коксит тазобедренного сустава. Всю остальную жизнь он ходил на костылях.

Итак, мама познакомилась с отцом в летнем саду на Покровке. Внешний вид его, инвалидность дали повод знакомой молодежи наречь его Артуром (по имени героя романа Войнич «Овод»). Мама рассказывала мне, как в один прекрасный день она подошла к нему в саду, сидевшему на скамейке и спросила:

- Вы Артур?

- Нет, я Евгений, - был ответ, но с этих слов завязалось между ними знакомство, чему я обязана появлением на свет.

Отец мой был несколько снобом. Он любил подчеркивать свое дворянское происхождение (не столбовое, конечно. Его деду Черкову Сергею за геройство в Севастопольской битве был пожалован титул дворянина), то, что он воспитывался с бонной. Это была молодая немка с Поволжья.


Он хорошо играл на пианино, и одно время подрабатывал, играя во время показа немого кино, любил красивую жизнь. С мамой они часто посещали рестораны. Он всегда стремился «выбиться в люди», добиться положения.

Мама же была «не от мира сего». Хорошей хозяйкой ее назвать было нельзя. Она была довольно слабохарактерной, кристальной чистоты и честности. Любимым занятием ее было чтение. Но у нее никогда не было стремления блеснуть своей эрудицией.

Из роддома меня привезли в Плотничный переулок. Дедушка мой, Павел Александрович Шубников, взглянув на меня, сказал бабушке:

- Какая хорошенькая девочка, возьмем ее себе, у тебя есть еще силы, вырастим.

Впоследствии бабушка утверждала, что будто бы он говорил ей:

- Не отдавай ее матери.

Милый, добрый дедушка Дика, как я звала его. Что заставило тебя сказать эту фразу? Может быть, слишком легкомысленный образ жизни моих родителей? Сколько комплексов породило у меня то обстоятельство, что жила я не с родителями! Несмотря на огромную любовь ко мне бабушки и дедушки (он рано умер в 54 года, когда мне было 6 лет), я всегда мечтала жить с мамой и папой.

Моё детство было относительно благополучным. Питались мы неплохо. У меня было много игрушек: куклы, кукольная мебель, посуда и даже крокет.

Я не буду много и подробно описывать детство. Мне хотелось бы передать ту атмосферу, ауру, как сейчас говорят, которая нас окружала. Я всегда потом удивлялась, насколько дружной была наша семья. Мои тети, мама – каждая переживала за нас всех, как будто бы это были их собственные дети. Стоило кому-либо заболеть или иметь какие-либо неприятности с учебой – как близко к сердцу принимали они беду каждого ребенка!

Хорошо помню праздники. Накануне Нового года в проходной комнате ставилась большая, до потолка, елка. Особенно мне запомнились выборы. Они проходили очень торжественно. Нас, детей, приводили в детскую комнату при избирательном участке. Когда мы подросли, то любили бегать по избирательным участкам и смотреть концерты самодеятельности.

Плотничный переулок! Сколько раз мои мысли возвращалось к тебе! Не так давно, кажется, в мой последний приезд, я прошла по твоей улице. Ты точно умер. Я не встретила почти никого. Кругом запустение, нет больше «бабы-ягиной» горы, в конце переулок весь перестроен. А каким он был оживленным, бурным, веселым в дни моего детства! Многие фамилии соседей я помню до сих пор: Карнавские, Верещагины, Девятовы, Курушины и наши непосредственные соседи – Селивановы. Круглый год наша жизнь протекала на этом своеобразном островке.

Весна! Говорят, что дети не так чувствуют, любят природу, как взрослые. Нет, нет и нет! Я всегда любила это время года, но остро, с необыкновенным трепетом. Я воспринимала ее приход именно в детстве.

Помню бурное таяние снега. Ручьи заполонили весь город – гористый, с каменными тогда мостовыми. Ручьи разливались широко, необыкновенно мелодично журчали, а под ними были видны промытые камешки. Небо синее, солнце щедрое, казалось, оно повсюду. Шпиль церкви, которая находилась на улице Покровке, был виден из окна спальни (пока не построили школу), весь утопал в золоте. Самое торжественное и приятное – это когда начинало подсыхать, можно было снять пальто и бегать в одних кофточках. Обязательным ритуалом весны становились «классики» на асфальте тротуара, в которые мы прыгали с утра до вечера.

Лето. Мы бегаем в одних трусах, но никогда – босиком. Запомнились лазания по оврагам, собирание склянок от разбитых чашек, тарелок – у кого красивее. Или после дождя бегание по лужам. Дожди были теплые тогда.

Зимой – своя прелесть – катание на санках и коньках. С гор Почанской, Почтового съезда, бывало, несешься, аж дух захватывает! Помню саночный кортеж. Дети переулка собирались человек до десяти, сцепляли санки, и они везли нас вниз под горку, словно поезд. Помню, как не хотелось вести обратно в гору. Снега выпало много. Были большие сугробы по краям тротуаров. Снег чистый, на солнышке блестит.

Но не все, конечно, было так безоблачно в детстве.

Родители мои приходили регулярно. Они одно время столовались у бабушки. Мама очень красиво одевалась по сравнению с сестрами, отец умел зарабатывать деньги. Но я в детстве не помню, чтобы мама купила мне какую-то обновку. Я ни в коем случае не хочу ее упрекнуть. Нет. Она, конечно, помогала материально. Но помощь эта заключалась в деньгах, которые она давала бабушке. Разные матроски, платьица покупала, по-моему, тетя Валя. Но мама любила меня. Почти ежедневно приходила в Плотничий и приносила граммов 200-300 самых лучших шоколадных конфет (запомнились «Мишка на севере»). Правда, из-за них у меня пропал аппетит, и стали портиться зубы. Сколько помню себя – столько и лечила их. Отец почти не проявлял своих чувств, но никогда не обижал.

 

4.

 

Павел Александрович Шубников родился в 1883 году в бедной семье. Его мать родом из Торжка и Вышнего Волочка. Мне мало что-либо известно и них. Бабушка говорила, что ее свекор был положительным человеком, непьющим, хорошим семьянином, но ему «не везло».  Его лавки (небольшие магазины), торгующие сбруей и другими конскими принадлежностями, не выдерживая конкуренции, разорялись неоднократно.

Однажды, когда они жили в Киеве, дети были еще маленькими, семья осталась совсем без средств к существованию и вынуждена была тайком уехать в Москву, так как нечем было заплатить хозяйке за комнату.

Дедушка окончил реальное училище, работал в фирмах, как и его брат, продвигался успешно по служебной лестнице. Начав с 75 рублей жалования (тетя Саша Колотовкина была против, чтобы ее племянница Вера вышла замуж за Павла Шубникова: «чего нищих плодить»), они венчались тайно. В тайну были посвящены семья дедушки и сестра бабушки Клавдия, получал 800 рублей золотом перед самой революцией, занимая должность заведующего американской фирмой (русский филиал) «Резиносбыт» в городе Нижнем Новгороде (в «Главном доме», где сейчас и раньше – ярмарки).

Дедушка отличался не только усердием в работе, но и исключительной честностью. Бабушка говорила, что его заместители имели свои дома, выезды, дачи. А наши снимали квартиру из 8 комнат.

Дедушка был человеком старого закала, его смело можно назвать интеллигентом. Очень начитанный, красивой внешности. Он сочинял для себя стихи. Очень жаль, что все утеряно. В его автобиографии, которую я читала, и которая тоже не сохранилась, он пишет, что о его стихах неплохо отзывался известный писатель Леонид Андреев. Знаю, что было напечатано его стихотворение о Родине в какой-то газете уже при Советской власти. Еще, бабушка говорила, в первые годы их женитьбы он написал книжку «Жития святых», за которую получил неплохой гонорар. Вот одно из его стихотворений:

 

ВЕСНА

В чешуе, ослепительно зыбки,

Мелодично лепечут ручьи,

Солнце щедрое нижет с улыбкой

Золотые волокна свои.

 

В разогретые пятна проталины

Чуть приметный струит фимиам,

Воздух чист, каждый звук музыкален,

Гимн весенний плывет к небесам.

 

Ширь бездонную небо мне кажет,

Сердце в нежном и сладком хмелю,

Пусть весеннее солнце расскажет,

Как безмерно тебя я люблю!

 

Дедушка был очень впечатлительным, необыкновенно добрым человеком. Он мог часами смотреть и восхищаться Луной, страшно переживал, если, не дай Бог, кто-то ударит при нем ногой кошку или собаку.

У него был неплохой музыкальный слух. Он мог насвистывать целые сцены из опер, напевал романсы: «Слышен звон бубенцов издалека» (об этом сказала мне мама), а тетя Валя недавно сказала, что он напевал еще «Две разы» Покрасса. Баба Клава, сестра бабушки, рассказывала, как они, молодые, втроем катались на лодке, и дедушка пел им арии из оперы Монюшко «Галька». Кстати, когда тетя Вера, жена дяди Андрюши, посещала бабу Клаву в доме престарелых, та сказала ей: «Я всю жизнь в обиде на сестру Веру, она увела у меня жениха».

И вот такая утонченная натура, восстававшая в душе против любого насилия, оказывается в водовороте революционных и послереволюционных событий, которые привели к тому, что страна превратилась в концентрационный лагерь: аресты, расстрелы, ссылки, убийство Кирова и репрессии, последовавшие за этим. Будучи впечатлительным, он не мог не сопереживать, а будучи умным, не мог не понимать, что идет борьба за власть, в которой гибнут невинные люди. Все это, да плюс страх за собственную жизнь, за судьбу семьи привело в конечном итоге к кровоизлиянию в мозг и ранней смерти. Он лежал без сознания две недели и умер. Тогда еще не умели лечить инсульт.

Бабушка моя, Вера Леонтьевна Шубникова, родилась в 1881 году. Училась в прогимназии. Это частное заведение было построено на средства одной богатой дамы, у которой утонула дочь, точнее, на приданое этой девушки. В фойе висел ее огромный портрет. Бабушка училась бесплатно как сирота. Интересная деталь: пение в этой прогимназии преподавала знаменитая артистка, певица Большого театра Збруева Евгения Ивановича. Я с ней «встретилась», к сожалению, уже после смерти бабушки, купив пластинку с ариями в ее исполнении. На пластинке – большой портрет певицы. Как бы порадовалась бабушка, если бы чуть пораньше вышла в свет пластинка!

Окончание прогимназии давало право стать сельской учительницей. Прогимназия отличалась от гимназии тем, что там не изучались древние языки.

Бабушка в молодости работала в суде (канцелярская должность). Но как только вышла замуж в 1904 году, она оставила работу и никогда больше уже не работала.

В отличие от дедушки, бабушка была «земным» существом, полностью ушедшей в хозяйство по дому, заботу о любимом муже и детях. Умерла бабушка в возрасте восьмидесяти девяти лет в Волгограде и там похоронена.

5. ДЕТИ МОЕЙ БАБУШКИ И МОЕГО ДЕДУШКИ

 

Старшим был сын Андрей 1905 года рождения – умница, единственный в семье получивший высшее образование (в двадцатые годы детей служащих не принимали в институты – только дети рабочих и крестьян могли учиться). Он был химиком, работал инженером, потом главным инженером в городе Дзержинске, потом в Липецке, где его застала война, потом в Перми, Волгограде. Последние годы он работал в Москве.

В 1907 году появилась на свет моя мама, далее, в 1909 году – тетя Нина, в 1910 году – тетя Зина и, наконец, в 1912 году – тетя Валя.

6. Война

Очень смутно помню день 22 июня 1941 года – начало войны. Мы, дети, часто коллективно, человек по пять, ходили в кино. В то воскресенье мы возвращались из кинотеатра в конце переулка. Кто-то встретился, но не помню, кто, кажется, тетя Валя с Марой, но я не уверена, и этот кто-то сообщил о войне. Дома увидела бабушку всю в слезах. Дело в том, что мои родители перед войной уехали на Западную Украину в город Драгобыч (16 километров от границы), и война застала их там. Целый месяц от них не было известий. Мама была на последнем месяце беременности. Однажды утром я протерла глаза, смотрю – в дверях стоят мама с папой. Мама стала целовать меня, а отец подал руку. Им удалось выехать в телячьих вагонах. Много вещей пришлось бросить (кстати, погибла записная книжка дедушки со стихами, которую мама взяла с собой в поездку).

С рождением сестры Норы я и бабушка стали жить с мамой и папой.

Помню, в первые годы войны, когда еще не появились карточки, я бегала с другими девчонками по очередям, часто удавалось влезть в начало очереди, как раз перед тем, как начинали пересчитывать. Один раз сорвалось, меня уличили, я заплакала и сказала, что нас шесть человек детей у мамы. И кто-то сказал:

- Ну уж, конечно, шесть… Небось одна у мамы.

Я не могла понять, как они догадались.

Помню бомбежки. Первая бомба упала, где находилась церковь Спаса. Были жертвы. Со мной училась девочка, пострадавшая от бомбежки. У нее не было глаза, в ногах – осколки, а лицо изуродовано шрамами. Один раз бомба упала совсем близко от нас, на соседней улице, погибла вся семья.


 

Автор: Язва+


Источник: Клуб КП Материал предложил к публикации Язва+
21.01.2018
Просмотров: 3556 | Комментариев: 17
мимоходенко 21.01.2018 08:28
Замечательный воспоминания, искренне позавидовал, что в семье Язвы хранится и передается по поколениям история Рода. Мне вспомнились рассказы моей бабушки, которая умерла когла мне было лишь 11 лет и я сейчас очень сожалею, что у меня тогда не хватило мозгов, порасспрашивать ее поподробнее об их жизни. Многие обрывки ее рассказов помню до сих пор, но целостной картины не сложилось. Есть и несколько фотографий старых, хоть и не столь, как в повествовании, но подписей к ним очень немного, идентифицировать, кто, когда и где заснят невозможно. И родителей не порасспрашивал, как то мне, подростку, тогда это было не сильно интересно, а родители, простые труженники были погружены в текущую бытовуху. Всем, что могли семью обсепечили, излишеств не было, но в нашей семье был достойный по "совковым" временам уровень, как и у абсолютного большинства тогда, мало кто выпендривался напоказ, как сейчас. Мы смогли без проблем и бесплатно получить высшее образование и основой тех знаний сейчас и живем. Сильно плюсую Язве. Повествование, однако, как-то оборвано на полуслове ... жаль.
6
0
=
6
ктото 21.01.2018 10:15
Мимоходенко, прямо про меня написал. Многое о 30х, 40х годах бабушка рассказывала, а она это делала мастерски. Не политику, а жизнь семьи, но то было переплетения. Но все равно недостаточно. Поэтому надо со своими внуками общаться ...И рассказывать, рассказывать....Пока у них интерес есть.. Лет до 13-15.
3
1
=
2
так - то 21.01.2018 08:31
так трогательно...спасибо...
4
0
=
4
Интересно. Молодец, ЯЗВА.
Такие свидетельства былой жизни следует сохранять в особых музейных коллекциях (наверное, так и ведётся), без них история слишком уж политическая, а не человеческая.
3
5
=
-2
Саваж 21.01.2018 10:18
А чего это Женю Аверкова все в женские одежды наряжали?
0
2
=
-2
В старину пацанов дворянских и мещанских семей в малом возрасте наряжали в девичьи платья.
Да и малые крестьянские дети ходили независимо от пола в длинных рубахах и без штанов.
Вот дама с двумя сыновьями:
1
4
=
-3
Саваж 21.01.2018 10:44
Про крестьянских все ясно и понятно, штаны мальцу шить дорого и хлопотно а вот дворяне и мещане уже тогда с жиру бесились видать.
0
4
=
-4
Дык такая была и европейская мода. Считалось, что детки - бесполые ангелочки.
0
5
=
-5
ктото 21.01.2018 10:54
В 70 х годах маленьких мальчиков в колготки рядили.
1
0
=
1
Да и позже. Но колготки это по сути штаны-унисекс.
2
2
=
0
Папа 21.01.2018 12:26
Вот в чем преимущесво патриархальных семей.
Родители зарабатвали на жизнь, а воспитанием детей занимались деды и бабки и это правильно. Не зря говорят первый настоящий ребенок это внук.

Считается что человек обязан знать своих предков МИНИМУМ до седмого колена.

Жаль поздно начал востанавливать свое генеалогическое древо.
7
0
=
7
Уверен, что знание предков до седьмого колена - свойство ПАТРИАРХАЛЬНОЙ семьи?

Предположу, что семьи ГРАМОТНОЙ. И верующей. Такой, член которой может записать на чистой страничке семейной Библии своё имя ниже имени предыдущего владельца.

Видел однажды немецкое Евангелие с именами владельцев. Поколений пять, начиная с 19 века.
Уехало, точнее репатриировалось в Германию.
2
1
=
1
Папа 21.01.2018 17:01
Седьмой спутник: Уверен, что знание предков до седьмого колена - свойство ПАТРИАРХАЛЬНОЙ семьи?

Предположу, что семьи ГРАМОТНОЙ. И верующей. Такой, член которой может записать на чистой страничке семейной Библии своё имя ниже имени предыдущего владельца.

Видел однажды немецкое Евангелие с именами владельцев. Поколений пять, начиная с 19 века.
Уехало, точнее репатриировалось в Германию.



?Не опускайся до уровня путриота.
В одном посте одна мысль?
0
1
=
-1
Язва+ 21.01.2018 12:34
К сожалению в статье не пропечатались картины.
Поэтому добавляю сейчас.
Принятие приданого по описи
0
0
=
0
Язва+ 21.01.2018 12:34
Неравный брак
0
0
=
0
mfa 21.01.2018 16:59
Очень интересно читать! Спасибо!
0
0
=
0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь