#
#
Просмотров: 1600
Тема дня

Хуже некуда...

Picture

Кузбасс в СФО демонстрирует наихудший экономический результат (по некоторым важным экономическим показателям).

Просмотров: 5300
Тема недели

Сила есть. Ума не надо?

Picture

Силовики в Кузбассе взялись чудить.

Просмотров: 8332
Тема месяца

"...Если со мной что-либо случится – вы знаете, что происходит"

Picture

Известный общественник Вячеслав Чернов признался, что это он сделал записи, из-за которых резонансно задержали "Фому Неверова".

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Опросы на КузПресс
  Контролируете ли вы безопасность своих детей?
  А какое вам название сотрудников МВД больше по душе?
  Какой эскиз будущего памятника труду медиков в период пандемии кажется вам наиболее удачным?
  ...
добавить на Яндекс

"Тайжина", "Есаульская". Что дальше?

Увидев поминальный список шахт "Кузбасса" и погибших в них шахтеров, другой мысли не возникло, как только: что-то совсем неладное сложилось в "королевстве" углепрома Кузбасса, если после каждой трагедии движемся к новой трагедии, причем всем ясно, что она неминуемо произойдет. Какая-то безысходность. Однако пора понять, что так дальше жить нельзя, нельзя больше так щедро расплачиваться человеческими жизнями за добычу угля, нельзя такими темпами увеличивать число вдов и сирот в шахтерском Кузбассе.

Тем более, что в связи с все увеличивающимися объемами добычи угля и углублением шахт, вероятность трагедий объективно возрастает. Известно, что чем больше уходят шахтные выработки на глубину, тем больше в них выделяется метана - с глубиной газоносность углей возрастает. А все увеличивающаяся нагрузка на забой, в погоне за все большим и большим приростом добываемого угля ставит не разрешимую проблему полной дегазации горных выработок. Ситуация все более и более ухудшается.

Возникает всегдашний вопрос: что делать? Оставить все как есть? Невозможно даже представить себе: сколько шахтеров мы потеряем за следующие 5 - 10 - 20 лет, если смиримся с таким положением дел, если будем считать, что ничего нельзя изменить и не будем настойчиво и упорно искать выход.

В контексте этих вопросов хочу призвать здравомыслящих людей Кузбасса по-иному взглянуть на некоторые факторы, на мой взгляд, прямо связанные с проблемой безопасности на шахтах. То, что я хочу предложить, может представляться дискуссионным, но именно в дискуссии, возможно, и будет найдена идеология выхода из смертельного круга шахтерских трагедий.

Будет ли кто-нибудь спорить с тем, что если в цепочке факторов, приводящих к трагедии, жизнь шахтера ничего (или мало) стоит, то этот фактор объективно слабо учитывается при принятии управленческих решений, обязанных определять уровень риска для шахтеров. То, что на "Есаульской" погибло больше спасателей, чем шахтеров, может, по-видимому, служить иллюстрацией использования людей, цена которых в производственном процессе не определена. Парадокс: всем механизмам она определена, а человеку не определена. Мы привыкли думать, что горноспасатели спасают шахтеров, попавших в беду, а они, выходит, спасали шахту - строили блокирующую пожар перемычку.

Предлагаю оценить жизнь шахтера пятью миллионами рублей. Это страховка на случай гибели в шахте. Я не буду делать расчет в обоснование этой суммы. Это легко может сделать каждый, кто учтет все затраты семьи и государства, вложенные в человека - будущего шахтера, его заработанную плату за всю шахтерскую жизнь и моральный вред семье, потерявшей дорогого человека. Уверен - получится гораздо больше. Где взять деньги на такую страховку? Компания "Южкузбассуголь" не последний же миллиард рублей заплатила за один только участок Ерунаковского разреза. Да и живут новые хозяева шахт не плохо: мерседесы. вертолеты в личном и семейном пользовании тому свидетельства.

Что даст введение страхования предприятием жизни шахтера? Это, наконец, можно надеяться, подвигнет хозяев поставить во главу угла жизнь шахтера, следовательно, заставит организовать такую технику безопасности, которая будет наиважнейшей службой предприятия, заставит внедрить и соблюдать безопасную технологию работ, такую, какую имеет, например, Европа. Чем мы хуже этой самой Европы?

Если из 5 миллионов рублей - 4 миллиона будет платить хозяин шахты, а 1 миллион рублей - администрация области (бюджет области), то есть надежда, что и соответствующие областные службы наладят эффективный контроль сферы безопасности на угледобывающих предприятиях. И пора, наконец, семьям погибших шахтеров не собирать деньги "с миру по нитке".

Предлагается сумму страховки закрепить законодательно, приняв соответствующий закон Законодательным собранием Кемеровской области. Это избавит нашего губернатора от проблемы: где каждый раз искать деньги. Это хорошо, что, имея такой авторитет, он сумел договориться с хозяевами о выделении семье каждого погибшего шахтера от 700 до 800 тысяч рублей. Правда, непонятно, почему жизни шахтеров оцениваются по-разному. Впредь страховая сумма погибшего шахтера должна выплачиваться каждой семье в полном размере, без каких-либо входящих обстоятельств: наличие квартиры, количество детей, трудового стажа и др. Все эти деньги - плата за жизнь человека, и сумма их не может быть разной.

Второе, что можно было бы изменить, надеясь на получение, в конечном счете, объективной информации, касается работы Государственных комиссий по расследованию причин трагедий. Зачем, спрашивается, каждый раз для расследования совершенно типичных трагедий менять состав комиссии и его руководителя? Трагедию на шахте "Тайжина" расследовал Оганесян, на шахте "Есаульской" - Малышев. А что известно о работе и выводах комиссии по расследованию причин 9 последних трагедий на шахтах Кузбасса? Накопление информации о причинах трагедий в одном коллективе специалистов единой постоянно действующей Государственной комиссии - общепринятое методическое правило исследования любого процесса, события. Трагедии на шахтах Кузбасса - по фактическому положению вещей, прежде всего беда Кузбасса, а не Москвы. Чего тогда проще: создать постоянно действующую госкомиссию из специалистов Кузбасса, определив ее постоянное местоположение в Кемерово. В таком случае эта комиссия могла бы работать не только в момент трагедии, но и в интервалах между ними. Одним словом, теперь уже надо искать нестандартные решения, лишь бы они помогали. И еще очень важно, чтобы в работе комиссии обязательно принимало участие Законодательное собрание области. Оно обязано законодательно работать на исправление столь плачевного положения в части безопасности на шахтах. Сейчас же оно стоит в стороне, во всяком случае, не слышно его авторитетного голоса - голоса народа Кузбасса.

Третье. Почему при трагедиях на шахтах Кузбасса не видно и не слышно хозяев шахт? Кто их прячет или сами прячутся? Видим только нашего губернатора, так может, за его большой фигурой их просто не видно? Угольный бизнес Кузбасса демонстрирует олимпийское спокойствие, по-видимому, считая, что гибель людей в шахтах Кузбасса - неизбежная дань извлечению угля из недр. Похоже, так и есть, поскольку с удивительным постоянством в шахтах Кузбасса взрывается метан, и гибнут люди. Не слышно, чтобы метан взрывался, и гибли люди в шахтах Германии, Англии, США, Польши, Австралии. И в этих странах есть тот же человеческий и природный факторы, на которые у нас стали все более и более спихивать проблему. Почему бы, например, не воспользоваться для проведения предварительной дегазации с поверхности хотя бы методикой установления участков шахтного поля с максимальным накоплением метана, т. е. участков максимально опасных при добыче, разработанной в ООО "ЗСГУ" (генеральный директор Гайдин)? Если такие участки на всех шахтных полях дегазировать (для этого нужно создать специальное подразделение) - вероятность взрыва метана уменьшится. Почему бы не провести в Кемерово под патронажем губернатора области международную конференцию на тему: "Добыча угля на шахтах Кузбасса в условиях взрывов метана и пожаров без гибели шахтеров". Международный опыт многих стран добычи угля без гибели шахтеров мог бы оказаться бесценным для Кузбасса. Все мои предложения преследуют одну лишь мысль: надо что-то, наконец, предпринимать, надо начинать действовать. И еще один вопрос: где наша горная наука? Или на нее тоже нет средств?

Похоже, что и администрация области смирилась с фактами массовой гибели шахтеров в Кузбассе. Создается впечатление, что наш губернатор, рапортуя в Москву о новых взятых рубежах в обеспечении страны углем (уже стали добывать более 150 миллионов тонн угля в год и строить свои собственные терминалы в портах для продажи кузбасского угля другим странам) не строго спрашивает с новых хозяев шахт за гибель людей. Не требует у них принятия эффективных оперативных мер.

Понятно, что обсуждаемая проблема для Кузбасса в настоящее время безумно трудна. Можно говорить, что нынешним шахтовладельцам она досталась таковой от коммунистов - ведь все еще работает много старых шахт, а они-то, в первую очередь, и оказываются наиболее опасными. Но говори, не говори, надо начинать работать над исправлением ситуации. Ясно, что угольный бизнес в Кузбассе (а хорошего угля в бассейне хватит еще на многие столетия) не может дальше успешно развиваться при таком уровне техники безопасности. Альтернативы нет: или положение кардинально исправляется или... не будем дописываать предложение. Надо мобилизовать все материальные, интеллектуальные и моральные ресурсы Кузбасса и России (у страны сейчас как никогда много денег и она просто обязана вложить средства в модернизацию своей главной угольной базы, цивилизованно решив при этом проблему безопасного труда шахтеров). Нельзя дальше стране и Кузбассу форсированно наращивать объемы добычи угля, не решив проблему массовой гибели шахтеров. Кто-то хорошо сказал, что без Кузбасса Россия не может быть Государством. Но с таким Кузбассом, каким он сегодня является, Россия не авторитетна.

Если бы губернатор области А. Г. Тулеев, используя свою всегда мощную логическую аргументацию и пробивную силу, ясно понимая сложившуюся кризисную ситуацию в угольной отрасли, сумел убедить Президента России о необходимости перевода Кузбасса на добычу угля без человеческих жертв, и представил правительству программу (среднесрочную и долгосрочную) с обоснованием вложения необходимых государственных средств, то можно было бы надеяться, что трагедии на шахтах Кузбасса пойдут на убыль и прекратятся совсем.

Как бы хотелось поставить точку в поминальном списке шахт Кузбасса.

Роман Углев.

25.03.2005
Просмотров: 742 | Комментариев: 0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь