#
#
Просмотров: 549
Тема дня

Дорожная аномалия

Picture

В Новокузнецке в двенадцатый раз (!) пытаются отремонтировать виадук у "Планеты".

Просмотров: 2980
Тема недели

"Коли ты в Расее власть, дак и правь Расеей всласть..."

Picture

Соперник С. Цивилёва на выборах-2018 задержан силовиками.

Просмотров: 11960
Тема месяца

Окаянные дни, окаянные годы

Picture

Между пожарами в "Крокусе" и в "Зимней вишне" много общего.

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Опросы на КузПресс
  Поставьте оценку деятельности сегодняшней администрации г. Новокузнецка
  Когда отечественные кинематографисты снимали наиболее интересные фильмы?
  Как вы относитесь к идее расширения полномочий Горсовета?
  ...
добавить на Яндекс

Сергей Мартин: "Эта акция была заранее спланирована"

В понедельник интервью для "Кузнецкого рабочего" дал Глава города Сергей Дмитриевич Мартин. Правда, в данном случае он выступал в роли не столько градоначальника, сколько президента хоккейного клуба "Металлург". И, естественно, речь шла о той ситуации, которая сложилась вокруг команды. Она, вы знаете, аховая. Президент клуба выразил свою точку зрения на нее. Надо сказать, что интервью было продиктовано еще и тем, что бывший тренер "Металлурга" Николай Соловьев встречался с журналистами еще до того как побывал в кабинете мэра. Так сказать, опережая события, сжигая мосты. Ситуация, мягко говоря, не рядовая. С этого и начался наш разговор.

- После разговора с Николаем Дмитриевичем я обнаружил для себя некоторые моменты, которые меня не просто неприятно удивили, а поразили даже. Во-первых, на мой взгляд, иначе как бегством из команды этот уход не назовешь. Причем вместе со спортивным директором. Сейчас я узнаю, что вообще эта акция была преднамеренной. За моей спиной практически шла работа, как увести хоккеистов: с ними шли переговоры - то есть уход был запланирован заранее. Может, еще до финальных игр плей-офф. Как сейчас оказывается - здесь, возможно, и моя вина - контракты, которые подписывались с хоккеистами, имели еще приложение - конфиденциальное соглашение, в котором была оговорка, что в случае смены руководства хоккеисты оставляют за собой право в одностороннем порядке расторгнуть договор. Откровенно говоря, мне как президенту надо было очень подробно прочитать эти контракты, эти соглашения. Я, когда принесли их мне стопой, не придавая значения, подписал. Причем не всем - сейчас я пытаюсь разобраться в этом. И получилось так, что хоккеист, заключивший договор, оказался практически свободным. Это говорит о том, что и спортивный директор, и тренер заранее готовили пути к вот такому отступлению.

Меня неприятно поразило то, что Николай Дмитриевич, не переговорив со мной, начал давать направо-налево интервью.

Буквально три недели назад он был в этом кабинете и в присутствии того же Гросса уверял меня, что остается в команде, готов работать еще пять лет и поставил передо мной ряд вопросов. Прежде всего об увеличении финансирования. После последней игры я зашел в раздевалку, поздравил хоккеистов, зашел к нему в кабинет и мы договорились, что как только он возвратится после кратковременного отпуска, мы встретимся и все эти вопросы оговорим, и я запланировал для себя переговоры с ЕвразХолдингом.

И, собственно говоря, завтра (во вторник - В.Н.) я улетаю в Москву на мероприятие. В том числе у меня будут эти переговоры. Я планирую разговор со Стеблиным по сложившейся ситуации.

Поэтому я считал, что он приедет - мы с ним составим какой-то разговор. А затем, выслушав его, я буду думать, как решить его проблемы. И в случае, если бы я не решил поставленные вопросы, я бы морально чувствовал себя таким образом, что его уход оправдан: "Ну я не смог, Николай Дмитриевич, спасибо за работу" и так далее.

Произошло все как раз наоборот. Поэтому меня это обескуражило. Хотя, если вы помните, его эмоциональная сторона насторожила еще раньше, когда он делал заявление об уходе, отставке. Я считал, что это просто срыв, и не придал значения. На нервах все. Сейчас понимаю, что плохо знал Николая Дмитриевича Соловьева.

Если вы помните, у него ситуация была не из легких после ухода из "Спартака", и мы ему сделали предложение, в определенной степени рискуя, - мы не знали его как специалиста, за ним не было каких-то серьезных, будем так говорить, успехов. Поэтому брали, надеясь, что не ошиблись. И, откровенно говоря, не ошиблись. Действительно, он отработал эти два года неплохо, у него все получилось. И он сам сознается, что в городе ему были созданы все условия для работы по принципу "не мешать". Никто и не мешал. Он был свободен в своих действиях и работал с командой, как считал нужным.

В последнем разговоре я хотел услышать от него серьезные аргументы, почему он уходит. И, откровенно говоря, кроме невразумительных слов о том, что финансирование не устраивает, я не услышал. Я должен сказать, что три пятерки ведущих игроков - у меня вот контракты - ничуть не обижены. Я не могу раскрывать финансовую сторону контрактов, но я могу вас уверить, что стоимость игроков соответствует их уровню. Эти контракты ничуть не отличаются от контрактов игроков ведущих команд. Да действительно, денег не хватало на Дворец спорта, на детскую команду, на вторую команду, хотя и она тоже не обижена. Это да. Что касается первой команды, я самым серьезным образом следил, как распределяются деньги, я следил за тем, вовремя ли хоккеисты получают зарплату, премиальные.

Более того, накануне, меня попросили оплатить премию за игру с Казанью в прошлом году. Учитывая, что не было результата в плей-офф, мы не должны были рассчитываться с хоккеистами премиальными. Но я даже на это пошел. И мы рассчитались с хоккеистами полностью - и за прошлый год, и за текущий. У ребят в течение сезона вообще не было никаких проблем ни по зарплате, ни по премиальным. Я ни разу не слышал никаких разговоров на эту тему. От хоккеистов по крайней мере. Более того я должен сказать, что по итогам прошлого сезона мне сказали, что Тюрин получил приглашение в Магнитогорск, Марушак еще куда-то и так далее. И я дал согласие, чтобы увеличить сумму контрактов этим игрокам. И ряду игроков мы увеличили контракты, как они этого хотели. Они остались в "Металлурге". У меня к ребятам нет никаких претензий. Я считаю, что они сделали все что могли, даже, может, больше того, что могли.

Аргументы были и такого плана: на финальные игры не приехал никто из ЕвразХолдинга. Там, в ЕвразХолдинге, никто не любит хоккей. Я, может, тоже хочу, чтобы президент со мной два раза на дню здоровался, но я не обижаюсь, что так редко его вижу и только по телевизору. У них совершенно другой бизнес, у них металл. Да, действительно, Абрамов равнодушен к хоккею. Не в этом дело. Сегодня мэр города любит хоккей и делает все, чтобы хоккей был в городе. Этого достаточно.

Я сказал Николаю Дмитриевичу на прощание, что я даже с Николаевым Сергеем Алексеевичем расставался по-другому - без обиды какой-либо. Я благодарен ему за то, что он сделал для хоккея города Новокузнецка. Но тот вред, который нанес ему Соловьев с Гроссом... Может, даже на Соловьева я в меньшей степени раздосадован, чем на Гросса, который клялся постоянно, что он - патриот города Новокузнецка, хоккейной команды "Металлург". Он воспитан этим хоккеем, он стал тем, кем он стал, благодаря тому, что работал в этом клубе, в этой хоккейной команде. Поэтому этот вред сегодня вряд ли можно оценить.

Мы начинаем практически с ноля. Это было уже после Николаева. Мы встали на ноги. И я заверяю, что мы и сегодня встанем на ноги. Хоккей был и будет в Новокузнецке. Соберем мы команду, и я надеюсь, что будет увеличено финансирование. И тренера найдем достойного...

То что сделал Соловьев, можно было сделать честным путем, переговорив со мной, объяснив мне все, дав мне возможность решить эти проблемы. А не приезжать сюда и говорить, что надо обратить внимание на детский хоккей, школу. Да и мы сами знаем. Я всегда ждал, что и второй тренер, и первый сделают какие-то реальные шаги в этом направлении: организуют, может, мастер-классы, шефство игроков над какими-нибудь возрастами... Пока одни только разговоры.

Я высказал Николаю Дмитриевичу, что есть у кое-кого желание, - это касается чиновников других команд - оставить за бортом Кузню - очень неудобная команда и слишком далеко к ней летать. Хабаровска сегодня нет. Я сказал: "Николай Дмитриевич, вы своими руками осознанно или неосознанно, делаете все, чтобы и Новокузнецка на карте хоккейной не было"... Кроме охов, вздохов, сожалений я ничего в ответ не услышал. Расстались мы, я бы так сказал, не очень хорошо.

- Николай Соловьев неоднократно говорил, что наш бюджет больше разве что чем у "Молота"...

- Эти сравнения совершенно некорректны. Я еще раз говорю, что все ведущие игроки команды "Металлург" получали на уровне ведущих команд, не могу сравнить с "Ак Барсом" и так далее. Иначе ни один хоккеист не согласился бы играть в "Металлурге". Денег не хватало на другие цели - на ремонт Дворца спорта, который этого ремонта требует, на детскую школу, но что касается первой команды, она ни в чем не испытывала проблем.

- То есть Николай Дмитриевич лукавил, когда говорил, что ему приходилось "уговаривать, убеждать, выбивать, доказывать"?

- Соловьев никуда не бегал, никому ничего не доказывал. Со мной на эту тему был один или два разговора в конце сезона. И говорил об этом Гросс. И я опять повторю: любое увеличение финансирования определяется целями, которые ставятся перед командой. Что касается выхода в плей-офф - да, может, мы и проиграли в четвертьфинале, что три пятерки были укомплектованы и получили то, что получили, а в четвертой - молодежной - зарплата была ниже. Но я никогда не отказывал тому же Соловьеву или Гроссу, когда заходил разговор о приобретении того или иного игрока. Когда встал вопрос о приобретении финского вратаря, согласие было дано. Когда шли разговоры о приобретении Николова и Марушака, согласие было дано. И так далее. Это все определялось той концепцией, которую выстраивал тренер. И это нужно было. А в последнее время, вы видели, команда не комплектовалась перед плей-офф. И это, видимо, не нужно было - все было, видимо, решено. Я так это для себя определяю. Может быть, я не прав...

- Кто примет команду? Может, Николай Макаров?

- Николай Михайлович Макаров остался сегодня. Он был в курсе всех дел, как я сейчас понимаю. Мне трудно оценивать его позицию. Я попросил его разобраться в ситуации, принять команду. Вопрос с тренером будет решаться с "Евразхолдингом". Это решится, я думаю, буквально к следующей неделе.

Потому что тянуть нельзя. Команда возвращается 20-го числа. Сейчас мы, во-первых, проведем аудит, и финансовый, и юридический - будет дана оценка всем контрактам. По каждому контракту все будет рассмотрено. Я не сторонник удерживать хоккеиста, даже если контракт его удерживает. Потому, что играть не будет, если решил уйти. Хочет уйти - пусть уходит.

Финансирование команды я приостановил до тех пор, пока не разберемся в ситуации, что вообще произошло в команде. И самое главное, что я выяснил для себя - сегодня никто не занимался предсезонной подготовкой. Она требует заблаговременных заявок, может, предоплаты - будь то подготовка в Финляндии, будто то еще где-то. Это всегда делают заранее. Гросс, как я понимаю, бросил команду на произвол судьбы. Сейчас нужно еще подобрать человека, который бы очень активно всем этим занимался. Для того, чтобы все предсезонные сборы не провалить, чтобы подготовить команду, вы понимаете, во-первых, нужно собрать команду, потом определить, кто подходит или не подходит, сыграть. Все это нужно сделать и на земле, и на льду. Это очень сложная работа. Я, честно говоря, понимаю, сколько работы будет у тренера, который придет к руководству команды.

- В том числе по комплектованию команды?

- С большей частью игроков были подписаны контракты. У ряда игроков они закончились, и я считал, что мы с ними начнем разговаривать. И считал, что разговоры уже были проведены. Потому что ни Гросс, ни Соловьев никаких опасений не высказывали. Теперь я тоже понимаю, почему. А сегодня выясняется, что, согласно этому конфиденциальному соглашению, у них контракта как такового и не было. Был запрограммирован уход. Меня удивляет еще и следующее. СКА Санкт-Петербург объявил 15-миллионный бюджет. Я сказал Николаю Дмитриевичу: "У нас такой же будет бюджет, я буду на эту тему разговаривать. Я выполню эту задачу, которую вы передо мной ставили, а вас уже нет? Как вы себя будете чувствовать?.." Я думаю, что причины ухода не в бюджете, а какие-то другие - я не берусь о них судить.

Я просто хотел бы сказать, дай Бог чтобы Николай Дмитриевич оправдал надежды тех, кто его пригласил. Он тут оговорился, сказав, что если вдруг, что-то я, может, надумаю вернуться. Я ему сказал на это: "Дважды в одну воду не входят - это однозначно", и я бы не хотел бы его видеть в руководстве хоккейной команды "Металлург". Я думаю, что сегодня достаточно специалистов, которые способны поддержать тот уровень, который мы достигли...

Р.S. На это месте Сергей Дмитриевич попросил выключить диктофон. Говорил он жестко. Содержание разговора я пересказывать не вправе и не буду. Хотя позволю все-таки остановиться на одном моменте, не касающемся персоналий. Мэр говорил о том, как он видит ситуацию в хоккее и в футболе, если так выразиться, в идеале. Во-первых, это хоккейная команда уровня плей-офф, во-вторых, футбольная примерно десятого места в первом дивизионе. Потому что, по мнению мэра, люди должны иметь возможность придти зимой на хоккей, летом - на футбол, выплеснуть эмоции. У нас же просто некуда идти. Потом. Спорт нужен для детей. Настоящий спорт. И мы не имеем права их его лишать...

Примерно так. Примерно - потому что выше постскриптума мы твердо держались того, что Сергей Дмитриевич говорил...

Записал Валерий Немиров.

14.04.2005
Просмотров: 2193 | Комментариев: 0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь