#
#
Просмотров: 1093
Тема дня

Послание Путину как последняя "соломинка"

Picture

Отблеск башни Кремля спас от сноса фермерский павильон. Но сколько их "отжимают"!..

Просмотров: 6014
Тема недели

Сила есть. Ума не надо?

Picture

Силовики в Кузбассе взялись чудить.

Просмотров: 8966
Тема месяца

"...Если со мной что-либо случится – вы знаете, что происходит"

Picture

Известный общественник Вячеслав Чернов признался, что это он сделал записи, из-за которых резонансно задержали "Фому Неверова".

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Опросы на КузПресс
  Кому, по-вашему, принадлежит на самом деле "дворец Путина"?
  В каком направлении следует развивать экономику Кемеровской области?
  Контролируете ли вы безопасность своих детей?
  ...
Нарушители:
Патриотик
добавить на Яндекс
В Новокузнецке прошел пикет  против насильственной криминализации семьи

"Ювеналка" наступает нам на горло (+)

Сегодня в Новокузнецке прошел пикет против насильственной криминализации опоры общества - семьи.

У "Орбиты" вечером стоял одинокий пикетчик Алексей Котляров. Метрах в пятнадцати расположились двое сочувствующих из "группы поддержки".
Алексей раздавал листовки прохожим.
Люди брали, хоть и не очень охотно. Некоторые шарахались, думая, что это очередная "замануха" на очередную презентацию.
Подошел капитан полиции. Без претензий: одиночный пикет согласования не требует. Взял листовку. Дискутировать под прицелом фотоаппарата не стал.

Алексей сказал, что полицейские, в общем, одобрительно относятся к тому, что эту тему поднимают. Не препятствуют, во всяком случае.
Сам он в РВС тода три уже, пришел с убеждением, что нужно отстаивать свои гражданские права, которые "втихую" попираются.
Спрашиваю, кто же "продавливает" антинародный закон? Котляров не знает, указывая на Крашенинникова. А вот Мизулина, с его слов, разобралась и теперь перешла в стан противников закона.

Но ведь есть организованное и сплоченное лобби. Которое сумело за какие-то несколько дней протащить этот законопроект в первом и втором чтениях! Завтра ожидается третье. Алексей надеется, что волна протеста, которая поднимается в регионах, заставит Думу отклонить этот закон. Считает, что к принятию его Россию подталкивает Запад, манипулирующий санкциями.
Завтра он опять выйдет на пикет вместе со своими сторонниками.

Публикуем обращение КРОО защиты семьи "РВС":

Госдума 21 июня 2016 г. в третьем чтении может принять законы, криминализирующие основную опору государства – семью. Законами, в случае их принятия, будет создана беспрецедентная по своей несправедливости система, при которой семья будет считаться общественно-опасным местом для проживания не только детей, но и самих взрослых: близкие родственники по закону приравняются к хулиганам и экстремистам!

В связи с этим, активисты Кемеровского отделения общероссийской организации защиты семьи "РВС" выходят на одиночные пикеты против принятия этих двух законопроектов (№ 953369−6 и № 953398−6).
Общественники планируют проинформировать горожан о предлагающихся неслыханных "нормах", которые, без преувеличения, станут инструментом для карательных действий правоохранительных органов в отношении десятков тысяч семей.

Так, согласно букве нового закона, нанесение побоев (подчеркнем, речь идет именно о незначительных побоях, включая шлепки детям) в отношении близких людей ставится в один ряд с побоями из хулиганских побуждений или по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, или вражды.
За такие правонарушения предлагается наказывать членов семьи лишением свободы на срок до двух лет.

При этом, прекращению ввиду примирения близких людей уголовные дела подлежать не будут! То есть, семейные конфликты будут регулироваться не членами семьи, а представителями власти, что негативно отразится на тех же детях, родители которых будут осуждены по приговору суда, что впоследствии станет препятствием для их (детей) карьерного роста, поступления на государственную службу.
Именно от этого пытался предостеречь Президент РФ В. Путин, предлагая провести декриминализацию нетяжких преступлений.

Известно, что нет такой семьи, в которой время от времени не происходили бы конфликты, и большинство таких ссор происходит по сугубо личным проблемам, где меньше всего оправдано присутствие судилища третьих лиц, да еще и с правом карательных функций.
При этом, законопроекты столь масштабного и разрушительного для российских семей значения пытаются принять "втихую", без широкого общественного информирования, и даже вопреки отрицательному отзыву ОП РФ, данному членами Палаты 28 апреля 2016 года. Отметим, что законопроекты на данный момент благополучно прошли 2-е чтение в Госдуме, а 21 июня состоится последнее – 3-е чтение.

Напомним, что в послании Федеральному Собранию 3 декабря 2015 г. президент РФ Путин В.В. просил Госдуму поддержать предложение Верховного Суда "о декриминализации ряда статей Уголовного кодекса и перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений".

Таким образом, налицо факт полного извращения сути просьбы Президента - под соусом декриминализации нетяжких преступлений в Госдуме, прикрываясь благим намерением главы государства, пытаются принять законопроект о "криминализации семьи".

Место расположения одиночных пикетов в г. Новокузнецке:

1. Магазин "Орбита", ул. Кирова, д.75.
2. Бульвар Героев, вход со стороны ул. Циолковского.
3. Театральная площадь драмтеатра, пр. Металлургов, д.28.

- дата проведения одиночных пикетов 20-21.06.2016
- время проведения с 18-30 до 19-30

Пресс-служба ОООЗС "Родительское Всероссийское Сопротивление"


20.06.2016
Просмотров: 3226 | Комментариев: 49
ЭКОбедаКузб 20.06.2016 18:03
:)Вот это и есть элементы Полицейского государства!!!

Страна НИЩАЕТ... общество разделено кромешной пропастью бедных и богатых... социальное напряжение на пределе... это почва лишать родительских прав каждого второго...

Детки ведь несмышленные, которые по указке "контролерщиков" могут и оговорить своих родичей! ...не купил айфон, или не дал за компом поиграть(а это одна из форм зависимости)... и пожалуйста тебе конфликт, где "третейские судьи" будут по своему трактовать, верить мальцу или нет!

:)Хлопцы, ну что то мы вообще уже забурились в жесть!!!
10
0
=
10
ЭКОбедаКузб 20.06.2016 18:08
Показатели демографии поползут вниз... Итак завести ребенка(простите) дело дорогостоящее и хлопотное! А здесь ещё гестаповские меры прицепят...

Спрашивается, зачем тогда молодёжи ЗАМОРАЧИВАТЬСЯ?

...и будет как в Германии, где рожать перестали... и посвящают жизнь исключительно для удовольствия себе:)
8
0
=
8
Alex-ter 20.06.2016 23:11
А для кого антиутопии пишут фантасты? Вот кошмар и становится явью!
1
0
=
1
Лом 20.06.2016 18:06
Опять сучье государство что-то втихаря делает!
3
1
=
2
Лом 20.06.2016 18:07
Родитель все равно лучше детдома будет. По любому. Есть исключения, но не часто.
А по жопе иногда очень полезно всыпать
7
0
=
7
ИПешник 20.06.2016 18:16
Пацаненком в третьем классе курили с мальчишками под забором. Батя поймал "НАСТАВИЛ на путь истинный" и на следующий день отвёл в секцию Бокса!

Теперь я КМС и не знаю что такое сигареты!

А тогда... разве от детского ЛЮБОПЫТСТВА можно избавиться Лекциями о вреде курения:)))
8
1
=
7
ИПешник 20.06.2016 18:17
"НАСТАВИЛ" это значит несколько полосок от ремня красовались на заднем месте
3
1
=
2
Лом 20.06.2016 18:25
Польза зато.
Иногда дитё не понимает слова, только так.
2
0
=
2
Лом 20.06.2016 18:25
Зато потом будет жив и здоров и еще спасибо скажет
2
0
=
2
Kotafey 20.06.2016 18:17
Кургинянская братва нагнетает истерию???
0
0
=
0
Лом 20.06.2016 18:22
Пусть хоть какая братва, а тема жесткая.
Я уже от знакомых наслушался про эабугорный запредел, сейчас это дерьмо и к нам плывет
3
0
=
3
Лом 20.06.2016 18:22
Всю нечисть, которая тайком подло принимает такие законы, надо из Думы каленым железом вычищать
Полагаю!
5
0
=
5
Kotafey 20.06.2016 18:51
Юридически безграмотные сходят с ума,а между тем нечего нового то не предлагается по ювеналке...смотрим:

ЗАКОН СССР ОТ 27.06.1968 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОСНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК О БРАКЕ И СЕМЬЕ

Родители или один из них могут быть лишены родительских прав,
если будет установлено, что они уклоняются от выполнения своих
обязанностей по воспитанию детей, в том числе при отказе без
уважительных причин взять ребенка из родильного дома (отделения) и
других детских лечебно-профилактических и учебно-воспитательных
учреждений или злоупотребляют своими родительскими правами,
жестоко обращаются с детьми, оказывают вредное влияние на детей
своим аморальным, антиобщественным поведением, а также если
родители являются хроническими алкоголиками или наркоманами.

(с изм. и доп., внесенными Законом СССР от 22.05.1990)
Дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению
государственных или общественных организаций, одного из родителей
или опекуна (попечителя) ребенка, а также по иску прокурора.
Если суд при рассмотрении дела о лишении родительских прав
обнаружит в действиях родителей или одного из них признаки
преступления, он сообщает об этом прокурору либо возбуждает
уголовное дело.
(абзац введен Законом СССР от 22.05.1990)
При лишении родительских прав обоих родителей ребенок
передается на попечение органов опеки и попечительства.
Суд может принять решение об отобрании ребенка и передаче его
на попечение органов опеки и попечительства, независимо от лишения
родительских прав, если оставление ребенка у лиц, у которых он
находится, опасно для него.
В исключительных случаях, при непосредственной угрозе жизни
или здоровью ребенка, орган опеки и попечительства вправе принять
решение о немедленном отобрании ребенка у родителей или других
лиц, на воспитании которых он фактически находится
.
В этих случаях
орган опеки и попечительства обязан немедленно уведомить прокурора
и в семидневный срок после принятия решения обратиться в суд с
иском о лишении родителей или одного из них родительских прав или
об отобрании ребенка.
(абзац введен Законом СССР от 22.05.1990)
Восстановление в родительских правах допускается, если этого
требуют интересы детей и если дети не усыновлены.
Лишение родительских прав и восстановление в родительских
правах производится только в судебном порядке.
Лишение родительских прав не освобождает родителей от
обязанности по содержанию детей.


http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/sssr5292.htm


Все новое хорошо забытое старое.
3
2
=
1
Тайга 20.06.2016 19:13
ЗАКОН СССР ОТ 27.06.1968 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОСНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК О БРАКЕ И СЕМЬЕ- то был интерес человеческий, а нынче времена другие, опасно такие законы в наши дни принимать-все что можно перепродать, непременно будет продано
3
1
=
2
Тайга 20.06.2016 19:15
корыстолюбие, сегодня норма
3
1
=
2
Kotafey 20.06.2016 20:40
Значит надо вернуть средневековый "Домострой"??? Ну в принципе не плохо... особенно постулат что можно убить жену...без последствий... Мдя...жена почемуто мне кажется будет возражать...
1
1
=
0
Тайга 20.06.2016 20:45
зачем нам средневековый домострой?! Для того, чтобы такие законы принимать, для начала нужно обуздать аппетиты чиновников...
3
0
=
3
Тайга 20.06.2016 20:46
как не крути, но уже есть случаи заказа приглянувшихся детей
3
0
=
3
ЛЕВ 20.06.2016 20:49
Kotafey: Юридически безграмотные сходят с ума,а между тем нечего нового то не предлагается по ювеналке...

Да тут каждый второй либо юрист, либо учится... Не так страшна ювеналка как ювенальная система - создаются областные, городские и районные отделы, которые должны работать и оправдывать свою зарплату!
4
0
=
4
Тайга 20.06.2016 20:50
пральна, у них, как ни где-плановая система
2
0
=
2
ЭКОбедаКузб 20.06.2016 18:30
:)В нашем государстве, когда оно не справляется с бедностью, инфляцией, с убитым образованием, с Дорогостоящей медициной, с коррупцией на всех уровнях власти, с БЕСГРАМОТНЫМИ чиновниками Социальных служб...
То власть начинает издавать СУРРОГАТНЫЕ законы!!!!!!!
4
0
=
4
Kotafey 20.06.2016 19:06
Я могу написать законы,которые уничтожат преступность,коррупцию,взяточничество,любые половые извращения...и что??? Вы же первые возопите! Уберите контрольный чип из моей головы! Мы не хотим,чтобы кто-то знал,что мы филоним на работе,приворовываем,ходим налево ставим роги и порнуху смотрим ...
0
2
=
-2
тоня 20.06.2016 19:09
Да писателей у нас всегда хватало, а вот честных людей на Руси днем с огнем, примеров даже нет.
1
0
=
1
Чалдон 20.06.2016 19:28
Kotafey: Я могу написать законы,которые уничтожат преступность,коррупцию,взяточничество,любые половые извращения...и что??? Вы же первые возопите! Уберите контрольный чип из моей головы! Мы не хотим,чтобы кто-то знал,что мы филоним на работе,приворовываем,ходим налево ставим роги и порнуху смотрим ...

А почему лишь контрольный чип? Уж тогда и электроды, тормозящие-возбуждающие зоны мозга. Вживлять, Котафей, так вживлять!:
1
1
=
0
Kotafey 20.06.2016 20:40
Некоторым и лоботамия не помешает...
1
0
=
1
ЖЖЖ 20.06.2016 19:03
Это не наше государство. Это западная "культура" протаскивает свои ценности.
В обмен на отмену санкций.
Наши лизоблюды на это согласны, к бабке не ходи
4
0
=
4
Православный 20.06.2016 19:56
«Лучшая защита для ребенка – это его семья»
Протоиерей Димитрий Смирнов о ювенальной юстиции, правах ребенка и правах семьи
Никита Филатов
Я не вижу любви к детям
– Ювенальная юстиция, несмотря на протесты различных общественных и родительских организаций, продолжает медленно внедряться в нашу жизнь. Противники ЮЮ говорят о порочности этой системы, в то время как ее защитники уверяют нас, что в методах работы ЮЮ нет ничего страшного, что она печется о благе детей. Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?
– Тут очень важно, какое содержание вкладывается в эти два слова – ювенальная юстиция, о чем ведется речь. Те, кто говорит, что ЮЮ не опасна, вкладывают одно: они имеют в виду выделение особой области правоприменительной практики, которая будет сосредоточена на отстаивании прав детей, использование особых технологий по защите детей. А те, кто пострадал от этих технологий, указывают на результат их применения: были разорены семьи, травмированы дети. Когда президент В.В. Путин говорил, что ювенальной юстиции у нас не будет, он имел в виду второе толкование.
Но мы видим, что с усердием, достойным лучшего применения, очень многие либеральные структуры, в частности Совет по правам человека при Президенте РФ, не только продвигают ЮЮ, а уже просто требуют принятия новых законов в рамках ЮЮ. Но, конечно, эти законы всегда маскируются какими-то хорошими социальными лозунгами. Однако они совершенно не учитывают, даже не принимают в расчет мнение ребенка. Чужие дяди и тети разрабатывают общие схемы, в которые в принципе не заложен учет реальностей конкретных ситуаций. И получается, конечно, очень плохо.
Я не одно десятилетие занимаюсь проблемами семьи и детства, знаю, какие травмы получает сирота. Знаю, как это можно было бы смягчить. Знаю, как помочь семье социально слабой. Ведь это очень важно – поддерживать связь с семьей. Папа и мама остаются папой и мамой, даже если по-человечески они где-то оступились. Об этом нельзя ни в коем случае забывать.
В любой ситуации можно сделать так, чтобы получилось хорошо для всех, и прежде всего для ребенка. Но у нас не так. Вот буквально два дня назад был такой случай. Он очень характерен. Одна мама потеряла в московском метро ребенка.
– Маленького?
– Нет, уже большого. 12 лет. Он знал, что в таких ситуациях нужно делать и потому не стал метаться в истерике по всему метро, а остался стоять в том месте, где потерялся. Мама в это время подбежала к окошку, в которое можно подать объявление по громкой связи: «Пропал ребенок!» А ей в ответ: «У нас объявления платные! Сначала оплатите». Деньги вперед – потом поговорим.
Дело не в том, есть или нет у мамы эти 15 рублей. Но зачем манипулировать ее чувствами?! Почему не пойти ей навстречу, не дать объявление, а уже потом заводить речь об оплате? Тут ясно обозначилось отношение чиновника на государственной службе, который и существует-то только для того, чтобы давать объявления. Отношение наплевательское. И в этом всё дело.
Я знаю, что в органах опеки работают очень много прекрасных, святых людей, которые, занимая нижние ступеньки чиновничьей лестницы и испытывая порой давление тех, кто стоит выше, часто в очень тесных по площади помещениях, которые они занимают, делают свое замечательное дело, душу кладут за него. Но есть и формализм, который убивает всё на корню.
Семья как созданная Богом структура – это лучшее место для безопасности детей и лучшая форма их воспитания.
– Недавно был такой случай: из семьи Кулагиных, живущей в Перми, изъяли приемных детей, в том числе и тяжелобольных. Случай достаточно широко и громко обсуждался. Что же, мы сейчас на пороге нового противостояния родителей и ювенальных служб?
– Это всегда противостояние. Я не понимаю тех, кто с таким упорством пробивает ювенальное законодательство. Во всяком случае, те люди, которые ратуют за это, начиная от Общественной палаты и кончая нашим парламентом, не вызывают доверия. Я не вижу в них любви к детям, не вижу желания заботиться о детях. Значит, они кем-то ангажированы. Кем? Но кто согласен платить деньги для того, чтобы наши дети были счастливыми? Поэтому у меня, как у обывателя, создается впечатление, что кто-то гонорарами или грантами подогревает их рвение.
Вот еще новая инициатива: госпожа Е. Котова упорно пропагандирует ящики для детей.
– Бэби-боксы?
– Да. Только зачем называть это по-английски? Мы же в России. Так что по-русски это будет ящик для детей.
Делается это как? Сначала дорогие информационные вбросы, к этому подключается телевидение, где на всяких ток-шоу начинают обсуждение. А кто выбирает тему, организует ток-шоу? Попробуйте-ка вы провести ток-шоу. У вас ничего не получится. Значит, за этим кто-то стоит.
Руководство нашей страны говорит открыто, что против нас, нашего народа ведется война – идейная, идеологическая, пропагандистская. Технологии ювенальной юстиции – ее часть.
Бедность – беда, а не вина семьи
– Если мы говорим о войне, тогда кто находится в группе риска, какие семьи?
– В группе риска находятся любые ослабленные семьи. Вот, например: есть стадо оленей. Кто находится в группе риска? Оленята, раненые олени, олени, которые заболели, – они первые попадают в зубы хищнику. Вот и тут начинают с тех семей, которым трудно, которые бедные, у которых плохая ситуация с жильем, которые плохо ориентируются в законе, – а таких большинство в стране.
Кто в группе риска по лишению жилья? Пенсионеры. Потому что они очень доверчивы. Потому что раньше их ни разу в жизни так никто не обманывал. А их никто не защищает: их выкидывают на улицу, их убивают. И даже если не обманом добиваются от них жилья, то простым ничегонеделанием их лишают того, на что они имеют право. Но ведь и это тоже обман! Помню, накануне 60-летия Победы я своему соседу по деревне, ветерану Великой Отечественной войны, сказал: «Илья, тебе как ветерану положена новая квартира. Давай я тебе заявление напишу». Написали заявление, он его отнес в соответствующий орган и на следующей же неделе получил квартиру. Как он был доволен! Но ведь никто к нему до этого не пришел, не сказал: «Дед Илья, ты Родину защищал: вот тебе квартира». Так нет же! Затаились! Вот так помощь служащие государства не оказывают.
И ведь подобная ситуация везде. Про коррупцию уже не говорю. Чиновники – это особый какой-то контингент. Но в сотый раз повторяю: отнюдь не все. Слава Тебе, Господи! А то вообще нельзя было бы жить. Потому что у нас государство так устроено: чиновники – это правящий класс, а все остальные от них зависят. И если ты не чиновник, то вмешаться в жизнь людей и как-то ее изменить к лучшему ты не сможешь.
Добавлю круговую поруку, особенно на периферии, где это одна команда: милиция, прокуратура, суды, депутаты и так далее. Один сложившийся класс, довольно большой и мощный. Если он еще вооружается технологиями ЮЮ… Людям приходится довольно тяжко.
Прежде всего бедным.
А ведь можно было бы какие-то проблемы по-хорошему, по-человечески решать. Вот пьющая семья, дети заброшены. Да, конечно, ребенка можно у них забрать. Поместить его в специальный пансионат – детские дома сейчас освобождаются. Можно создать условия, чтобы мама и папа, когда они в хорошем состоянии, могли ребенка посещать. При этом ни слова плохого папе и маме не говорить. Чтобы психологической травмы у ребенка не было. А не так, как сейчас это делается: приходят чуть ли не ночью, хватают детей, куда-то везут, дети плачут. Это просто какая-то...
– ...операция по похищению ребенка.
– Да. Я понимаю, что, вероятно, все эти нюансы прописать в законе довольно сложно. Но ведь мы же заботимся о благе детей! Так зачем же травмировать ребенка? Ведь он с этой травмой неизбывно будет жить десятки лет!
– А есть ли порог вмешательства/невмешательства в неблагополучную по мнению соответствующих органов семью?
– Порог там, где кончается благо для ребенка. И это благо должно быть согласовано с самим ребенком.
– Я слышал, что отсутствие апельсинов в холодильнике может стать поводом для изъятия ребенка из семьи.
– Да. Я был на суде, где инкриминировали маме отсутствие апельсинов у ребенка. Хотя сам я вырос без апельсинов. И ничего, вырос здоровый.
– Но это аргумент, который не принимается теми, кто изымает детей.
– Приходится защищать детей. Но ведь изыматели ловят ребятишек и в школе. Могут забрать из детского сада. А директор школы или заведующая детским садом перед изымателями беззащитны. Они боятся отстаивать интересы детей в таких ситуациях, ведь они рискуют своей должностью. А нужно, чтобы отстаивали. Такие есть и будут, но их единицы.
Протянуть руку помощи
– Но кто-то же может тут помочь? Кто? И как помочь?
– Конечно, помочь можно. Но давайте сначала зададимся вопросом: что такое бедная семья? и почему семья бедная? Потому что она не может пробиться на определенный уровень в нашем жестком мире, когда все обманывают всех. Апостол Павел по этому поводу говорил: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить». Поэтому те люди, которые чувствуют ответственность за то, что происходит в обществе, должны задаться целью помогать слабым семьям. Они должны их выявлять, они должны их знать, их защищать, им помогать. От государства этого не дождешься. И не надо! Нельзя всё наваливать на государство. Хватит того, что государство содержит полицию, армию, в космос корабли запускает. А всё остальное должно быть от общества, если мы не хотим, чтобы потом к нам в дом пришли и наших детей забрали под каким-нибудь предлогом. Ну, например, за то, что дал по попке своему сыну. А ведь к этому идет. Как в других странах. И если пришли, например в Германии, забрать за этот шлепок ребенка, родитель никогда не решится противодействовать этому. Потому что могут отобрать и других детей.
– Запуганы?
– Нет. Просто прагматики.
– Отец Димитрий, а органы уже «берут на крючок» семьи?
– Нет, пока, чтобы «брали на крючок», такого, слава Богу, нет. Во-первых, сама структура не так уж велика. Органы опеки чрезвычайно загружены. Я знаю, их работа – очень тяжелый труд, очень серьезный. И если всё делать по инструкции, тогда дня рабочего не хватит.
Даже с помощью того законодательства, которое уже существует, можно у нормальных родителей детей отнять. Знаю случаи, когда выписывают детей из квартир, и никто этому помешать не может. Знаю случаи, когда папаша, чтобы отомстить мамаше, разведясь с ней и имея доход в миллион рублей в месяц, обкладывает ее алиментами.
– Маму?
– Маму. А когда она, согласно постановлению суда, один раз в неделю в его присутствии приходит повидаться с детьми, его охрана спускает ее с лестницы.
– Какой-то порочный круг получается: не только ювенальная служба, но и система в целом...
– А система у нас одна: чиновничество как правящий класс любые вопросы за ваши деньги вам решит.
– Отец Димитрий, вы давно работаете с семьями. Есть примеры, когда удалось спасти детей от ювенального вмешательства? И каким образом?
– Есть, конечно. Если в округе имеются разумные молодые люди, которыми проблема данной семьи воспринимается как своя, тогда они могут привлечь к ситуации внимание прессы, внимание интернет-сообщества. Создать контринформационную волну. Потому что сторонниками ЮЮ каждый раз перед попыткой протащить какой-нибудь свой закон предпринимается информационная обработка общества. Делается вброс информации. Как с тем мальчиком, которого приемные родители якобы избивали. Создавались фальшивки, чтобы доказать издевательства и побои, мальчика даже в больнице гримировали для страшных фото. Вот до чего доходило! Я об этом доподлинно знаю, потому что знаю адвоката, который вел дело. Причем обвиняли мать, но лишили родительского права заодно и отца. Ребенка тогда отобрали, но, слава Богу, удалось отстоять родителей, а ведь женщине грозила тюрьма.
Кричат о семейном насилии. Какое семейное насилие? Насилие, как правило, несемейное. Даже по американским исследованиям, самое надежное место для ребенка – это его семья. Конечно, всякие бывают аномалии, но это всё же редкость. Для ребенка опасность – это улица, это школа. Где в Америке ребенка скорее убьют? – В школе. Потому что придет некий бывший ученик и перестреляет полшколы.
Существуют определенные технологии, чтобы взбудоражить общественное мнение. Достаточно в десяти газетах напечатать что-то, и вам скажут: «Все говорят».
А как бороться? Только полная гласность и только общественное мнение, которое государство всё-таки слушает, потому что от этого зависит его имидж в народе.
– Какими должны быть первые шаги?
– Первые шаги: нужно найти общественную организацию, которая будет семье помогать отстаивать своих детей. Найти юриста. Всё надо делать по закону. А если не получается, просто переехать в другое место.
– Взять и уехать?
– Взять и уехать. Чиновник никогда не будет преследовать их в другом районе. Никогда милиционер не пойдет на другую территорию, скажет: «Это не мой околоток». Когда всё утихнет, можно будет возвращаться.
– Надо регистрацию поменять официально?
– Можно и так. Можно снять квартиру без регистрации, если какая-то острая ситуация.
Аборт – это всегда катастрофа
– Отец Димитрий, те, кто с этими технологиями сталкивается, говорят, что это ювенальный геноцид. На ваш взгляд, какие последствия для страны может иметь их внедрение и применение?
– Если подобные тенденции будут продолжаться, то это приведет к ослаблению народа. Уничтожение семьи – это уничтожение государства. Как, по-вашему, что нашему государству больше всего угрожает? Думаете, Америка с Англией? Нет. Абортная политика. А абортную политику поддерживает Совет Федерации, Государственная Дума, правительство, медицинское сообщество и огромная часть населения плюс деятели культуры, журналистское сообщество. Эти все люди работают на самоуничтожение нашей Матушки-России.
Наша страна обескровлена. И это продолжается ежедневно, ежеминутно. Вот мы скорбим о жертвах катастроф и терактов. Погибли люди, это всегда большое горе. Но у нас убивается тысячи детей в абортах, и что-то никаких трауров не объявляется.
– Нет понимания, что это убийство?
– А давайте выйдем на улицу и спросим: аборт – это убийство? И каждый человек, каждый врач, каждый журналист, каждая актриса, каждая телеведущая, каждый депутат скажут: «Да, конечно, аборт – это убийство, это ужасное явление! Но...»
– Это «но» часто оказывается сильнее?
– Не часто, а всегда. Так что вот наш главный враг – состояние нашего собственного духа. Вот и думается мне, что, если с духовной точки зрения посмотреть на эту гидру – ювенальную юстицию, то это попущение Божие: чтобы люди почувствовали, что такое дети.
– Число абортов катастрофическое?
– Аборт – это всегда катастрофа. Потому что жизнь одного ребенка – это целый космос. А у нас по одним данным – 4 миллиона, по другим данным – 5 миллионов абортов в год. Это очень серьезная ситуация.
Нас должно было бы быть сейчас 600 миллионов, а нас – 140 миллионов с небольшим. И мы переживём всякие войны, если бы не аборты. Недаром Сталин на какой-то период их ограничил. Хрущев их вернул. Сталина совершенно справедливо называют злодеем, но то, что Хрущев разрешил аборты, – это не меньшее зло. Вот установка из советского прошлого: позволение совершать аборты – это фундаментальный блок в политике социалистического государства. А ювенальная юстиция – из этой же серии. Сталинское государство уничтожало родителей, а детей отправляло на перековку в специальные учреждения. Это та же самая практика, которую мы сейчас имеем. Кстати, неправильно ее называть ювенальной юстицией, потому что юстицией тут и не пахнет. Это политика. Она продолжается. Немножко меняется форма, немножко – цвет флага. Но красный, как цвет крови убитых и страдающих младенцев, остается.
– Святой старец Паисий говорил, что за каждый аборт отвечают все жители страны.
– Безусловно. Только они пока еще не отвечают. А ведь аборт – тяжелейший грех. Убиенный младенец вопиет к Богу об отмщении. За это придется отвечать. Всем. И ответим. А люди не понимают этого.
Демагогия права
– Многие воспринимают ювенальную службу как добросовестный орган опеки.
– Он таким и создавался, но, к сожалению, везде есть оборотни. И среди врачей, и среди педагогов. И те люди, которые продвигают у нас эти мерзостные технологии, ищут оборотней. А если не находят, то их создают. Это называется вербовкой.
– А криминал?
– Явного криминала не ищут, потому что с криминалом дело иметь плохо. Криминал очень ненадежный партнер.
– Если кто-то занимается вербовкой, то это серьезное дело.
– Разумеется, серьезное. А кто говорит, что эта международная информационная война – несерьезное дело? Она стоит миллиарды, как госпожа Нуланд нам сказала.
– Многие себя успокаивают, что это разновидность органа опеки. А в чем коренное отличие ювенальных органов от тех органов опеки, которые существовали в советское время? Тогда тоже следили за тем, что творится в семье.
– Дело в том, что количество бедных в советское время было такое, что просто невозможно было создать структуру, которая бы их опекала. Народ жил очень и очень бедно. Население ориентировали на то, чтобы ребенок посещал государственное учреждение: ясли, сад, школа; если девиантное поведение или многодетная семья, то интернат, после этого ПТУ, после этого работа на заводе или на стройке. Человек должен был стать винтиком системы – это было главным для государства. Ему даже орден дадут, грамоту, могут даже деньгами заинтересовать, если он не пьёт.
– Раз в год отпуск.
– Раз в год отпуск у всех есть. Но что ощущает ребенок, оторванный от родителей, я хорошо знаю: это было мое детство. Меня родители вынуждены были отдавать в детский сад на пять дней в неделю. И еще я помню свои переживания, когда меня отправляли в пионерский лагерь на лето. Там приходилось отстаивать свое бытие, иначе над тобой издеваются и т.д. Конечно, взрослые очень хорошие люди организовывали разные интересные мероприятия, соревнования и прочее, но под спудом была такая жизнь, от которой меня могли защитить только мать с отцом. Конечно, такие стрессы закаляют, но ведь и травмируют психику.
– Можно представить, какой больший стресс переживают изъятые из семьи дети. Так почему об этом не думают?
– Потому что на детей всем глубоко наплевать. Главное, что забрали, что выполнили чье-то распоряжение.
– О правах матерей, которые тоже испытывают стресс из-за этого, тем паче не думают.
– Должны быть права семьи. Это презумпция. Как можно права ребенка отделить от прав семьи? Какие права у ребенка отдельно от отца с матерью? Это уже есть расчленение. Сначала великую Россию из унитарного государства делают совокупностью союзных республик, а потом эти республики благополучно по искусственным границам обламывают. Этот проект был направлен на уничтожение наших огромных пространств. И это уже сработало. Но мы по-прежнему идем тем же путем. Мы – Российская Федерация. Дальше будем обламываться по федеративным границам. Это совершенно ясно. А ведь Россия никогда федерацией не была! Повторюсь: это было унитарное государство. Мы – Россия, вот название нашей страны.
Кстати, спросите у людей на улице, что такое федерация. Вряд ли вам объяснят. Скажут: «Это про хоккей или про футбол». Так что очень важно понимать, что за чем стоит.
– С точки зрения здравого смысла, насколько это нормально, когда ювеналы, защищая детей, обращаются к правам ребенка?
– Это демагогия. Всегда лозунг: «Свобода, равенство, братство». Или: «Коммунизм – светлое будущее всего человечества». И построили большой лагерь, а потом большой социалистический лагерь. Это всё от начала до конца обман. Цель совершенно другая была. Использовать биомассу для мировой революции.
То же самое сейчас делает ИГИЛ, такие же люди за ним стоят. Исламской молодежи объясняют: общество несправедливо. Почему оно несправедливо? Потому что они не живут по шариату, они то не делают, это не делают… И думают, что с помощью убийства мирных граждан получится что-то хорошее. Но это обман.
– Так закончится когда-нибудь это безобразие – ювенальная юстиция?
– Никогда. Если даже удастся это как-то локализовать или ликвидировать, тут же возникнет новая форма. Умнейшие люди, которые получают большие деньги, думают над тем, как ослабить, как уничтожить Россию. Мы живем в греховном мире, где люди горят желанием друг друга уничтожать. Но после того, как Христос пришел на землю, уже нельзя говорить: «Я вас уничтожу». После фашизма нельзя говорить, что вы не люди и потому подлежите уничтожению. Нужно всё это облечь в демагогический флёр. Нужно говорить о равенстве. Нужно обвинять своего противника в нарушении прав человека. Обязательно нужно обвинять. Он плохой, потому что то-то и то-то. И так будет всегда.
А в том, в чем мы действительно плохие, нас не будут обвинять. Нас Запад не обвиняет ни в абортах, ни в разводах, ни в наркотиках. А тут мы впереди планеты всей. Почему они нас не обвиняют в этом? Потому что это для них хорошо: мы уничтожаем сами себя. Это их вполне устраивает.
2
7
=
-5
ЛЕВ 20.06.2016 21:06
Православный: «Лучшая защита для ребенка – это его семья»
Протоиерей Димитрий Смирнов о ювенальной юстиции, правах ребенка и правах семьи
Никита Филатов
Я не вижу любви к детям
– Ювенальная юстиция, несмотря на протесты различных общественных и родительских организаций, продолжает медленно внедряться в нашу жизнь. Противники ЮЮ говорят о порочности этой системы, в то время как ее защитники уверяют нас, что в методах работы ЮЮ нет ничего страшного, что она печется о благе детей. Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?
– Тут очень важно, какое содержание вкладывается в эти два слова – ювенальная юстиция, о чем ведется речь. Те, кто говорит, что ЮЮ не опасна, вкладывают одно: они имеют в виду выделение особой области правоприменительной практики, которая будет сосредоточена на отстаивании прав детей, использование особых технологий по защите детей. А те, кто пострадал от этих технологий, указывают на результат их применения: были разорены семьи, травмированы дети. Когда президент В.В. Путин говорил, что ювенальной юстиции у нас не будет, он имел в виду второе толкование.
Но мы видим, что с усердием, достойным лучшего применения, очень многие либеральные структуры, в частности Совет по правам человека при Президенте РФ, не только продвигают ЮЮ, а уже просто требуют принятия новых законов в рамках ЮЮ. Но, конечно, эти законы всегда маскируются какими-то хорошими социальными лозунгами. Однако они совершенно не учитывают, даже не принимают в расчет мнение ребенка. Чужие дяди и тети разрабатывают общие схемы, в которые в принципе не заложен учет реальностей конкретных ситуаций. И получается, конечно, очень плохо.
Я не одно десятилетие занимаюсь проблемами семьи и детства, знаю, какие травмы получает сирота. Знаю, как это можно было бы смягчить. Знаю, как помочь семье социально слабой. Ведь это очень важно – поддерживать связь с семьей. Папа и мама остаются папой и мамой, даже если по-человечески они где-то оступились. Об этом нельзя ни в коем случае забывать.
В любой ситуации можно сделать так, чтобы получилось хорошо для всех, и прежде всего для ребенка. Но у нас не так. Вот буквально два дня назад был такой случай. Он очень характерен. Одна мама потеряла в московском метро ребенка.
– Маленького?
– Нет, уже большого. 12 лет. Он знал, что в таких ситуациях нужно делать и потому не стал метаться в истерике по всему метро, а остался стоять в том месте, где потерялся. Мама в это время подбежала к окошку, в которое можно подать объявление по громкой связи: «Пропал ребенок!» А ей в ответ: «У нас объявления платные! Сначала оплатите». Деньги вперед – потом поговорим.
Дело не в том, есть или нет у мамы эти 15 рублей. Но зачем манипулировать ее чувствами?! Почему не пойти ей навстречу, не дать объявление, а уже потом заводить речь об оплате? Тут ясно обозначилось отношение чиновника на государственной службе, который и существует-то только для того, чтобы давать объявления. Отношение наплевательское. И в этом всё дело.
Я знаю, что в органах опеки работают очень много прекрасных, святых людей, которые, занимая нижние ступеньки чиновничьей лестницы и испытывая порой давление тех, кто стоит выше, часто в очень тесных по площади помещениях, которые они занимают, делают свое замечательное дело, душу кладут за него. Но есть и формализм, который убивает всё на корню.
Семья как созданная Богом структура – это лучшее место для безопасности детей и лучшая форма их воспитания.
– Недавно был такой случай: из семьи Кулагиных, живущей в Перми, изъяли приемных детей, в том числе и тяжелобольных. Случай достаточно широко и громко обсуждался. Что же, мы сейчас на пороге нового противостояния родителей и ювенальных служб?
– Это всегда противостояние. Я не понимаю тех, кто с таким упорством пробивает ювенальное законодательство. Во всяком случае, те люди, которые ратуют за это, начиная от Общественной палаты и кончая нашим парламентом, не вызывают доверия. Я не вижу в них любви к детям, не вижу желания заботиться о детях. Значит, они кем-то ангажированы. Кем? Но кто согласен платить деньги для того, чтобы наши дети были счастливыми? Поэтому у меня, как у обывателя, создается впечатление, что кто-то гонорарами или грантами подогревает их рвение.
Вот еще новая инициатива: госпожа Е. Котова упорно пропагандирует ящики для детей.
– Бэби-боксы?
– Да. Только зачем называть это по-английски? Мы же в России. Так что по-русски это будет ящик для детей.
Делается это как? Сначала дорогие информационные вбросы, к этому подключается телевидение, где на всяких ток-шоу начинают обсуждение. А кто выбирает тему, организует ток-шоу? Попробуйте-ка вы провести ток-шоу. У вас ничего не получится. Значит, за этим кто-то стоит.
Руководство нашей страны говорит открыто, что против нас, нашего народа ведется война – идейная, идеологическая, пропагандистская. Технологии ювенальной юстиции – ее часть.
Бедность – беда, а не вина семьи
– Если мы говорим о войне, тогда кто находится в группе риска, какие семьи?
– В группе риска находятся любые ослабленные семьи. Вот, например: есть стадо оленей. Кто находится в группе риска? Оленята, раненые олени, олени, которые заболели, – они первые попадают в зубы хищнику. Вот и тут начинают с тех семей, которым трудно, которые бедные, у которых плохая ситуация с жильем, которые плохо ориентируются в законе, – а таких большинство в стране.
Кто в группе риска по лишению жилья? Пенсионеры. Потому что они очень доверчивы. Потому что раньше их ни разу в жизни так никто не обманывал. А их никто не защищает: их выкидывают на улицу, их убивают. И даже если не обманом добиваются от них жилья, то простым ничегонеделанием их лишают того, на что они имеют право. Но ведь и это тоже обман! Помню, накануне 60-летия Победы я своему соседу по деревне, ветерану Великой Отечественной войны, сказал: «Илья, тебе как ветерану положена новая квартира. Давай я тебе заявление напишу». Написали заявление, он его отнес в соответствующий орган и на следующей же неделе получил квартиру. Как он был доволен! Но ведь никто к нему до этого не пришел, не сказал: «Дед Илья, ты Родину защищал: вот тебе квартира». Так нет же! Затаились! Вот так помощь служащие государства не оказывают.
И ведь подобная ситуация везде. Про коррупцию уже не говорю. Чиновники – это особый какой-то контингент. Но в сотый раз повторяю: отнюдь не все. Слава Тебе, Господи! А то вообще нельзя было бы жить. Потому что у нас государство так устроено: чиновники – это правящий класс, а все остальные от них зависят. И если ты не чиновник, то вмешаться в жизнь людей и как-то ее изменить к лучшему ты не сможешь.
Добавлю круговую поруку, особенно на периферии, где это одна команда: милиция, прокуратура, суды, депутаты и так далее. Один сложившийся класс, довольно большой и мощный. Если он еще вооружается технологиями ЮЮ… Людям приходится довольно тяжко.
Прежде всего бедным.
А ведь можно было бы какие-то проблемы по-хорошему, по-человечески решать. Вот пьющая семья, дети заброшены. Да, конечно, ребенка можно у них забрать. Поместить его в специальный пансионат – детские дома сейчас освобождаются. Можно создать условия, чтобы мама и папа, когда они в хорошем состоянии, могли ребенка посещать. При этом ни слова плохого папе и маме не говорить. Чтобы психологической травмы у ребенка не было. А не так, как сейчас это делается: приходят чуть ли не ночью, хватают детей, куда-то везут, дети плачут. Это просто какая-то...
– ...операция по похищению ребенка.
– Да. Я понимаю, что, вероятно, все эти нюансы прописать в законе довольно сложно. Но ведь мы же заботимся о благе детей! Так зачем же травмировать ребенка? Ведь он с этой травмой неизбывно будет жить десятки лет!
– А есть ли порог вмешательства/невмешательства в неблагополучную по мнению соответствующих органов семью?
– Порог там, где кончается благо для ребенка. И это благо должно быть согласовано с самим ребенком.
– Я слышал, что отсутствие апельсинов в холодильнике может стать поводом для изъятия ребенка из семьи.
– Да. Я был на суде, где инкриминировали маме отсутствие апельсинов у ребенка. Хотя сам я вырос без апельсинов. И ничего, вырос здоровый.
– Но это аргумент, который не принимается теми, кто изымает детей.
– Приходится защищать детей. Но ведь изыматели ловят ребятишек и в школе. Могут забрать из детского сада. А директор школы или заведующая детским садом перед изымателями беззащитны. Они боятся отстаивать интересы детей в таких ситуациях, ведь они рискуют своей должностью. А нужно, чтобы отстаивали. Такие есть и будут, но их единицы.
Протянуть руку помощи
– Но кто-то же может тут помочь? Кто? И как помочь?
– Конечно, помочь можно. Но давайте сначала зададимся вопросом: что такое бедная семья? и почему семья бедная? Потому что она не может пробиться на определенный уровень в нашем жестком мире, когда все обманывают всех. Апостол Павел по этому поводу говорил: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить». Поэтому те люди, которые чувствуют ответственность за то, что происходит в обществе, должны задаться целью помогать слабым семьям. Они должны их выявлять, они должны их знать, их защищать, им помогать. От государства этого не дождешься. И не надо! Нельзя всё наваливать на государство. Хватит того, что государство содержит полицию, армию, в космос корабли запускает. А всё остальное должно быть от общества, если мы не хотим, чтобы потом к нам в дом пришли и наших детей забрали под каким-нибудь предлогом. Ну, например, за то, что дал по попке своему сыну. А ведь к этому идет. Как в других странах. И если пришли, например в Германии, забрать за этот шлепок ребенка, родитель никогда не решится противодействовать этому. Потому что могут отобрать и других детей.
– Запуганы?
– Нет. Просто прагматики.
– Отец Димитрий, а органы уже «берут на крючок» семьи?
– Нет, пока, чтобы «брали на крючок», такого, слава Богу, нет. Во-первых, сама структура не так уж велика. Органы опеки чрезвычайно загружены. Я знаю, их работа – очень тяжелый труд, очень серьезный. И если всё делать по инструкции, тогда дня рабочего не хватит.
Даже с помощью того законодательства, которое уже существует, можно у нормальных родителей детей отнять. Знаю случаи, когда выписывают детей из квартир, и никто этому помешать не может. Знаю случаи, когда папаша, чтобы отомстить мамаше, разведясь с ней и имея доход в миллион рублей в месяц, обкладывает ее алиментами.
– Маму?
– Маму. А когда она, согласно постановлению суда, один раз в неделю в его присутствии приходит повидаться с детьми, его охрана спускает ее с лестницы.
– Какой-то порочный круг получается: не только ювенальная служба, но и система в целом...
– А система у нас одна: чиновничество как правящий класс любые вопросы за ваши деньги вам решит.
– Отец Димитрий, вы давно работаете с семьями. Есть примеры, когда удалось спасти детей от ювенального вмешательства? И каким образом?
– Есть, конечно. Если в округе имеются разумные молодые люди, которыми проблема данной семьи воспринимается как своя, тогда они могут привлечь к ситуации внимание прессы, внимание интернет-сообщества. Создать контринформационную волну. Потому что сторонниками ЮЮ каждый раз перед попыткой протащить какой-нибудь свой закон предпринимается информационная обработка общества. Делается вброс информации. Как с тем мальчиком, которого приемные родители якобы избивали. Создавались фальшивки, чтобы доказать издевательства и побои, мальчика даже в больнице гримировали для страшных фото. Вот до чего доходило! Я об этом доподлинно знаю, потому что знаю адвоката, который вел дело. Причем обвиняли мать, но лишили родительского права заодно и отца. Ребенка тогда отобрали, но, слава Богу, удалось отстоять родителей, а ведь женщине грозила тюрьма.
Кричат о семейном насилии. Какое семейное насилие? Насилие, как правило, несемейное. Даже по американским исследованиям, самое надежное место для ребенка – это его семья. Конечно, всякие бывают аномалии, но это всё же редкость. Для ребенка опасность – это улица, это школа. Где в Америке ребенка скорее убьют? – В школе. Потому что придет некий бывший ученик и перестреляет полшколы.
Существуют определенные технологии, чтобы взбудоражить общественное мнение. Достаточно в десяти газетах напечатать что-то, и вам скажут: «Все говорят».
А как бороться? Только полная гласность и только общественное мнение, которое государство всё-таки слушает, потому что от этого зависит его имидж в народе.
– Какими должны быть первые шаги?
– Первые шаги: нужно найти общественную организацию, которая будет семье помогать отстаивать своих детей. Найти юриста. Всё надо делать по закону. А если не получается, просто переехать в другое место.
– Взять и уехать?
– Взять и уехать. Чиновник никогда не будет преследовать их в другом районе. Никогда милиционер не пойдет на другую территорию, скажет: «Это не мой околоток». Когда всё утихнет, можно будет возвращаться.
– Надо регистрацию поменять официально?
– Можно и так. Можно снять квартиру без регистрации, если какая-то острая ситуация.
Аборт – это всегда катастрофа
– Отец Димитрий, те, кто с этими технологиями сталкивается, говорят, что это ювенальный геноцид. На ваш взгляд, какие последствия для страны может иметь их внедрение и применение?
– Если подобные тенденции будут продолжаться, то это приведет к ослаблению народа. Уничтожение семьи – это уничтожение государства. Как, по-вашему, что нашему государству больше всего угрожает? Думаете, Америка с Англией? Нет. Абортная политика. А абортную политику поддерживает Совет Федерации, Государственная Дума, правительство, медицинское сообщество и огромная часть населения плюс деятели культуры, журналистское сообщество. Эти все люди работают на самоуничтожение нашей Матушки-России.
Наша страна обескровлена. И это продолжается ежедневно, ежеминутно. Вот мы скорбим о жертвах катастроф и терактов. Погибли люди, это всегда большое горе. Но у нас убивается тысячи детей в абортах, и что-то никаких трауров не объявляется.
– Нет понимания, что это убийство?
– А давайте выйдем на улицу и спросим: аборт – это убийство? И каждый человек, каждый врач, каждый журналист, каждая актриса, каждая телеведущая, каждый депутат скажут: «Да, конечно, аборт – это убийство, это ужасное явление! Но...»
– Это «но» часто оказывается сильнее?
– Не часто, а всегда. Так что вот наш главный враг – состояние нашего собственного духа. Вот и думается мне, что, если с духовной точки зрения посмотреть на эту гидру – ювенальную юстицию, то это попущение Божие: чтобы люди почувствовали, что такое дети.
– Число абортов катастрофическое?
– Аборт – это всегда катастрофа. Потому что жизнь одного ребенка – это целый космос. А у нас по одним данным – 4 миллиона, по другим данным – 5 миллионов абортов в год. Это очень серьезная ситуация.
Нас должно было бы быть сейчас 600 миллионов, а нас – 140 миллионов с небольшим. И мы переживём всякие войны, если бы не аборты. Недаром Сталин на какой-то период их ограничил. Хрущев их вернул. Сталина совершенно справедливо называют злодеем, но то, что Хрущев разрешил аборты, – это не меньшее зло. Вот установка из советского прошлого: позволение совершать аборты – это фундаментальный блок в политике социалистического государства. А ювенальная юстиция – из этой же серии. Сталинское государство уничтожало родителей, а детей отправляло на перековку в специальные учреждения. Это та же самая практика, которую мы сейчас имеем. Кстати, неправильно ее называть ювенальной юстицией, потому что юстицией тут и не пахнет. Это политика. Она продолжается. Немножко меняется форма, немножко – цвет флага. Но красный, как цвет крови убитых и страдающих младенцев, остается.
– Святой старец Паисий говорил, что за каждый аборт отвечают все жители страны.
– Безусловно. Только они пока еще не отвечают. А ведь аборт – тяжелейший грех. Убиенный младенец вопиет к Богу об отмщении. За это придется отвечать. Всем. И ответим. А люди не понимают этого.
Демагогия права
– Многие воспринимают ювенальную службу как добросовестный орган опеки.
– Он таким и создавался, но, к сожалению, везде есть оборотни. И среди врачей, и среди педагогов. И те люди, которые продвигают у нас эти мерзостные технологии, ищут оборотней. А если не находят, то их создают. Это называется вербовкой.
– А криминал?
– Явного криминала не ищут, потому что с криминалом дело иметь плохо. Криминал очень ненадежный партнер.
– Если кто-то занимается вербовкой, то это серьезное дело.
– Разумеется, серьезное. А кто говорит, что эта международная информационная война – несерьезное дело? Она стоит миллиарды, как госпожа Нуланд нам сказала.
– Многие себя успокаивают, что это разновидность органа опеки. А в чем коренное отличие ювенальных органов от тех органов опеки, которые существовали в советское время? Тогда тоже следили за тем, что творится в семье.
– Дело в том, что количество бедных в советское время было такое, что просто невозможно было создать структуру, которая бы их опекала. Народ жил очень и очень бедно. Население ориентировали на то, чтобы ребенок посещал государственное учреждение: ясли, сад, школа; если девиантное поведение или многодетная семья, то интернат, после этого ПТУ, после этого работа на заводе или на стройке. Человек должен был стать винтиком системы – это было главным для государства. Ему даже орден дадут, грамоту, могут даже деньгами заинтересовать, если он не пьёт.
– Раз в год отпуск.
– Раз в год отпуск у всех есть. Но что ощущает ребенок, оторванный от родителей, я хорошо знаю: это было мое детство. Меня родители вынуждены были отдавать в детский сад на пять дней в неделю. И еще я помню свои переживания, когда меня отправляли в пионерский лагерь на лето. Там приходилось отстаивать свое бытие, иначе над тобой издеваются и т.д. Конечно, взрослые очень хорошие люди организовывали разные интересные мероприятия, соревнования и прочее, но под спудом была такая жизнь, от которой меня могли защитить только мать с отцом. Конечно, такие стрессы закаляют, но ведь и травмируют психику.
– Можно представить, какой больший стресс переживают изъятые из семьи дети. Так почему об этом не думают?
– Потому что на детей всем глубоко наплевать. Главное, что забрали, что выполнили чье-то распоряжение.
– О правах матерей, которые тоже испытывают стресс из-за этого, тем паче не думают.
– Должны быть права семьи. Это презумпция. Как можно права ребенка отделить от прав семьи? Какие права у ребенка отдельно от отца с матерью? Это уже есть расчленение. Сначала великую Россию из унитарного государства делают совокупностью союзных республик, а потом эти республики благополучно по искусственным границам обламывают. Этот проект был направлен на уничтожение наших огромных пространств. И это уже сработало. Но мы по-прежнему идем тем же путем. Мы – Российская Федерация. Дальше будем обламываться по федеративным границам. Это совершенно ясно. А ведь Россия никогда федерацией не была! Повторюсь: это было унитарное государство. Мы – Россия, вот название нашей страны.
Кстати, спросите у людей на улице, что такое федерация. Вряд ли вам объяснят. Скажут: «Это про хоккей или про футбол». Так что очень важно понимать, что за чем стоит.
– С точки зрения здравого смысла, насколько это нормально, когда ювеналы, защищая детей, обращаются к правам ребенка?
– Это демагогия. Всегда лозунг: «Свобода, равенство, братство». Или: «Коммунизм – светлое будущее всего человечества». И построили большой лагерь, а потом большой социалистический лагерь. Это всё от начала до конца обман. Цель совершенно другая была. Использовать биомассу для мировой революции.
То же самое сейчас делает ИГИЛ, такие же люди за ним стоят. Исламской молодежи объясняют: общество несправедливо. Почему оно несправедливо? Потому что они не живут по шариату, они то не делают, это не делают… И думают, что с помощью убийства мирных граждан получится что-то хорошее. Но это обман.
– Так закончится когда-нибудь это безобразие – ювенальная юстиция?
– Никогда. Если даже удастся это как-то локализовать или ликвидировать, тут же возникнет новая форма. Умнейшие люди, которые получают большие деньги, думают над тем, как ослабить, как уничтожить Россию. Мы живем в греховном мире, где люди горят желанием друг друга уничтожать. Но после того, как Христос пришел на землю, уже нельзя говорить: «Я вас уничтожу». После фашизма нельзя говорить, что вы не люди и потому подлежите уничтожению. Нужно всё это облечь в демагогический флёр. Нужно говорить о равенстве. Нужно обвинять своего противника в нарушении прав человека. Обязательно нужно обвинять. Он плохой, потому что то-то и то-то. И так будет всегда.
А в том, в чем мы действительно плохие, нас не будут обвинять. Нас Запад не обвиняет ни в абортах, ни в разводах, ни в наркотиках. А тут мы впереди планеты всей. Почему они нас не обвиняют в этом? Потому что это для них хорошо: мы уничтожаем сами себя. Это их вполне устраивает.

Отличная "портянка"...
3
0
=
3
Дихлофос 20.06.2016 22:24
Православный: «Лучшая защита для ребенка – это его семья»
Протоиерей Димитрий Смирнов о ювенальной юстиции, правах ребенка и правах семьи
Никита Филатов
Я не вижу любви к детям
– Ювенальная юстиция, несмотря на протесты различных общественных и родительских организаций, продолжает медленно внедряться в нашу жизнь. Противники ЮЮ говорят о порочности этой системы, в то время как ее защитники уверяют нас, что в методах работы ЮЮ нет ничего страшного, что она печется о благе детей. Как бы вы прокомментировали эту ситуацию?
– Тут очень важно, какое содержание вкладывается в эти два слова – ювенальная юстиция, о чем ведется речь. Те, кто говорит, что ЮЮ не опасна, вкладывают одно: они имеют в виду выделение особой области правоприменительной практики, которая будет сосредоточена на отстаивании прав детей, использование особых технологий по защите детей. А те, кто пострадал от этих технологий, указывают на результат их применения: были разорены семьи, травмированы дети. Когда президент В.В. Путин говорил, что ювенальной юстиции у нас не будет, он имел в виду второе толкование.
Но мы видим, что с усердием, достойным лучшего применения, очень многие либеральные структуры, в частности Совет по правам человека при Президенте РФ, не только продвигают ЮЮ, а уже просто требуют принятия новых законов в рамках ЮЮ. Но, конечно, эти законы всегда маскируются какими-то хорошими социальными лозунгами. Однако они совершенно не учитывают, даже не принимают в расчет мнение ребенка. Чужие дяди и тети разрабатывают общие схемы, в которые в принципе не заложен учет реальностей конкретных ситуаций. И получается, конечно, очень плохо.
Я не одно десятилетие занимаюсь проблемами семьи и детства, знаю, какие травмы получает сирота. Знаю, как это можно было бы смягчить. Знаю, как помочь семье социально слабой. Ведь это очень важно – поддерживать связь с семьей. Папа и мама остаются папой и мамой, даже если по-человечески они где-то оступились. Об этом нельзя ни в коем случае забывать.
В любой ситуации можно сделать так, чтобы получилось хорошо для всех, и прежде всего для ребенка. Но у нас не так. Вот буквально два дня назад был такой случай. Он очень характерен. Одна мама потеряла в московском метро ребенка.
– Маленького?
– Нет, уже большого. 12 лет. Он знал, что в таких ситуациях нужно делать и потому не стал метаться в истерике по всему метро, а остался стоять в том месте, где потерялся. Мама в это время подбежала к окошку, в которое можно подать объявление по громкой связи: «Пропал ребенок!» А ей в ответ: «У нас объявления платные! Сначала оплатите». Деньги вперед – потом поговорим.
Дело не в том, есть или нет у мамы эти 15 рублей. Но зачем манипулировать ее чувствами?! Почему не пойти ей навстречу, не дать объявление, а уже потом заводить речь об оплате? Тут ясно обозначилось отношение чиновника на государственной службе, который и существует-то только для того, чтобы давать объявления. Отношение наплевательское. И в этом всё дело.
Я знаю, что в органах опеки работают очень много прекрасных, святых людей, которые, занимая нижние ступеньки чиновничьей лестницы и испытывая порой давление тех, кто стоит выше, часто в очень тесных по площади помещениях, которые они занимают, делают свое замечательное дело, душу кладут за него. Но есть и формализм, который убивает всё на корню.
Семья как созданная Богом структура – это лучшее место для безопасности детей и лучшая форма их воспитания.
– Недавно был такой случай: из семьи Кулагиных, живущей в Перми, изъяли приемных детей, в том числе и тяжелобольных. Случай достаточно широко и громко обсуждался. Что же, мы сейчас на пороге нового противостояния родителей и ювенальных служб?
– Это всегда противостояние. Я не понимаю тех, кто с таким упорством пробивает ювенальное законодательство. Во всяком случае, те люди, которые ратуют за это, начиная от Общественной палаты и кончая нашим парламентом, не вызывают доверия. Я не вижу в них любви к детям, не вижу желания заботиться о детях. Значит, они кем-то ангажированы. Кем? Но кто согласен платить деньги для того, чтобы наши дети были счастливыми? Поэтому у меня, как у обывателя, создается впечатление, что кто-то гонорарами или грантами подогревает их рвение.
Вот еще новая инициатива: госпожа Е. Котова упорно пропагандирует ящики для детей.
– Бэби-боксы?
– Да. Только зачем называть это по-английски? Мы же в России. Так что по-русски это будет ящик для детей.
Делается это как? Сначала дорогие информационные вбросы, к этому подключается телевидение, где на всяких ток-шоу начинают обсуждение. А кто выбирает тему, организует ток-шоу? Попробуйте-ка вы провести ток-шоу. У вас ничего не получится. Значит, за этим кто-то стоит.
Руководство нашей страны говорит открыто, что против нас, нашего народа ведется война – идейная, идеологическая, пропагандистская. Технологии ювенальной юстиции – ее часть.
Бедность – беда, а не вина семьи
– Если мы говорим о войне, тогда кто находится в группе риска, какие семьи?
– В группе риска находятся любые ослабленные семьи. Вот, например: есть стадо оленей. Кто находится в группе риска? Оленята, раненые олени, олени, которые заболели, – они первые попадают в зубы хищнику. Вот и тут начинают с тех семей, которым трудно, которые бедные, у которых плохая ситуация с жильем, которые плохо ориентируются в законе, – а таких большинство в стране.
Кто в группе риска по лишению жилья? Пенсионеры. Потому что они очень доверчивы. Потому что раньше их ни разу в жизни так никто не обманывал. А их никто не защищает: их выкидывают на улицу, их убивают. И даже если не обманом добиваются от них жилья, то простым ничегонеделанием их лишают того, на что они имеют право. Но ведь и это тоже обман! Помню, накануне 60-летия Победы я своему соседу по деревне, ветерану Великой Отечественной войны, сказал: «Илья, тебе как ветерану положена новая квартира. Давай я тебе заявление напишу». Написали заявление, он его отнес в соответствующий орган и на следующей же неделе получил квартиру. Как он был доволен! Но ведь никто к нему до этого не пришел, не сказал: «Дед Илья, ты Родину защищал: вот тебе квартира». Так нет же! Затаились! Вот так помощь служащие государства не оказывают.
И ведь подобная ситуация везде. Про коррупцию уже не говорю. Чиновники – это особый какой-то контингент. Но в сотый раз повторяю: отнюдь не все. Слава Тебе, Господи! А то вообще нельзя было бы жить. Потому что у нас государство так устроено: чиновники – это правящий класс, а все остальные от них зависят. И если ты не чиновник, то вмешаться в жизнь людей и как-то ее изменить к лучшему ты не сможешь.
Добавлю круговую поруку, особенно на периферии, где это одна команда: милиция, прокуратура, суды, депутаты и так далее. Один сложившийся класс, довольно большой и мощный. Если он еще вооружается технологиями ЮЮ… Людям приходится довольно тяжко.
Прежде всего бедным.
А ведь можно было бы какие-то проблемы по-хорошему, по-человечески решать. Вот пьющая семья, дети заброшены. Да, конечно, ребенка можно у них забрать. Поместить его в специальный пансионат – детские дома сейчас освобождаются. Можно создать условия, чтобы мама и папа, когда они в хорошем состоянии, могли ребенка посещать. При этом ни слова плохого папе и маме не говорить. Чтобы психологической травмы у ребенка не было. А не так, как сейчас это делается: приходят чуть ли не ночью, хватают детей, куда-то везут, дети плачут. Это просто какая-то...
– ...операция по похищению ребенка.
– Да. Я понимаю, что, вероятно, все эти нюансы прописать в законе довольно сложно. Но ведь мы же заботимся о благе детей! Так зачем же травмировать ребенка? Ведь он с этой травмой неизбывно будет жить десятки лет!
– А есть ли порог вмешательства/невмешательства в неблагополучную по мнению соответствующих органов семью?
– Порог там, где кончается благо для ребенка. И это благо должно быть согласовано с самим ребенком.
– Я слышал, что отсутствие апельсинов в холодильнике может стать поводом для изъятия ребенка из семьи.
– Да. Я был на суде, где инкриминировали маме отсутствие апельсинов у ребенка. Хотя сам я вырос без апельсинов. И ничего, вырос здоровый.
– Но это аргумент, который не принимается теми, кто изымает детей.
– Приходится защищать детей. Но ведь изыматели ловят ребятишек и в школе. Могут забрать из детского сада. А директор школы или заведующая детским садом перед изымателями беззащитны. Они боятся отстаивать интересы детей в таких ситуациях, ведь они рискуют своей должностью. А нужно, чтобы отстаивали. Такие есть и будут, но их единицы.
Протянуть руку помощи
– Но кто-то же может тут помочь? Кто? И как помочь?
– Конечно, помочь можно. Но давайте сначала зададимся вопросом: что такое бедная семья? и почему семья бедная? Потому что она не может пробиться на определенный уровень в нашем жестком мире, когда все обманывают всех. Апостол Павел по этому поводу говорил: «Мы, сильные, должны немощи немощных носить». Поэтому те люди, которые чувствуют ответственность за то, что происходит в обществе, должны задаться целью помогать слабым семьям. Они должны их выявлять, они должны их знать, их защищать, им помогать. От государства этого не дождешься. И не надо! Нельзя всё наваливать на государство. Хватит того, что государство содержит полицию, армию, в космос корабли запускает. А всё остальное должно быть от общества, если мы не хотим, чтобы потом к нам в дом пришли и наших детей забрали под каким-нибудь предлогом. Ну, например, за то, что дал по попке своему сыну. А ведь к этому идет. Как в других странах. И если пришли, например в Германии, забрать за этот шлепок ребенка, родитель никогда не решится противодействовать этому. Потому что могут отобрать и других детей.
– Запуганы?
– Нет. Просто прагматики.
– Отец Димитрий, а органы уже «берут на крючок» семьи?
– Нет, пока, чтобы «брали на крючок», такого, слава Богу, нет. Во-первых, сама структура не так уж велика. Органы опеки чрезвычайно загружены. Я знаю, их работа – очень тяжелый труд, очень серьезный. И если всё делать по инструкции, тогда дня рабочего не хватит.
Даже с помощью того законодательства, которое уже существует, можно у нормальных родителей детей отнять. Знаю случаи, когда выписывают детей из квартир, и никто этому помешать не может. Знаю случаи, когда папаша, чтобы отомстить мамаше, разведясь с ней и имея доход в миллион рублей в месяц, обкладывает ее алиментами.
– Маму?
– Маму. А когда она, согласно постановлению суда, один раз в неделю в его присутствии приходит повидаться с детьми, его охрана спускает ее с лестницы.
– Какой-то порочный круг получается: не только ювенальная служба, но и система в целом...
– А система у нас одна: чиновничество как правящий класс любые вопросы за ваши деньги вам решит.
– Отец Димитрий, вы давно работаете с семьями. Есть примеры, когда удалось спасти детей от ювенального вмешательства? И каким образом?
– Есть, конечно. Если в округе имеются разумные молодые люди, которыми проблема данной семьи воспринимается как своя, тогда они могут привлечь к ситуации внимание прессы, внимание интернет-сообщества. Создать контринформационную волну. Потому что сторонниками ЮЮ каждый раз перед попыткой протащить какой-нибудь свой закон предпринимается информационная обработка общества. Делается вброс информации. Как с тем мальчиком, которого приемные родители якобы избивали. Создавались фальшивки, чтобы доказать издевательства и побои, мальчика даже в больнице гримировали для страшных фото. Вот до чего доходило! Я об этом доподлинно знаю, потому что знаю адвоката, который вел дело. Причем обвиняли мать, но лишили родительского права заодно и отца. Ребенка тогда отобрали, но, слава Богу, удалось отстоять родителей, а ведь женщине грозила тюрьма.
Кричат о семейном насилии. Какое семейное насилие? Насилие, как правило, несемейное. Даже по американским исследованиям, самое надежное место для ребенка – это его семья. Конечно, всякие бывают аномалии, но это всё же редкость. Для ребенка опасность – это улица, это школа. Где в Америке ребенка скорее убьют? – В школе. Потому что придет некий бывший ученик и перестреляет полшколы.
Существуют определенные технологии, чтобы взбудоражить общественное мнение. Достаточно в десяти газетах напечатать что-то, и вам скажут: «Все говорят».
А как бороться? Только полная гласность и только общественное мнение, которое государство всё-таки слушает, потому что от этого зависит его имидж в народе.
– Какими должны быть первые шаги?
– Первые шаги: нужно найти общественную организацию, которая будет семье помогать отстаивать своих детей. Найти юриста. Всё надо делать по закону. А если не получается, просто переехать в другое место.
– Взять и уехать?
– Взять и уехать. Чиновник никогда не будет преследовать их в другом районе. Никогда милиционер не пойдет на другую территорию, скажет: «Это не мой околоток». Когда всё утихнет, можно будет возвращаться.
– Надо регистрацию поменять официально?
– Можно и так. Можно снять квартиру без регистрации, если какая-то острая ситуация.
Аборт – это всегда катастрофа
– Отец Димитрий, те, кто с этими технологиями сталкивается, говорят, что это ювенальный геноцид. На ваш взгляд, какие последствия для страны может иметь их внедрение и применение?
– Если подобные тенденции будут продолжаться, то это приведет к ослаблению народа. Уничтожение семьи – это уничтожение государства. Как, по-вашему, что нашему государству больше всего угрожает? Думаете, Америка с Англией? Нет. Абортная политика. А абортную политику поддерживает Совет Федерации, Государственная Дума, правительство, медицинское сообщество и огромная часть населения плюс деятели культуры, журналистское сообщество. Эти все люди работают на самоуничтожение нашей Матушки-России.
Наша страна обескровлена. И это продолжается ежедневно, ежеминутно. Вот мы скорбим о жертвах катастроф и терактов. Погибли люди, это всегда большое горе. Но у нас убивается тысячи детей в абортах, и что-то никаких трауров не объявляется.
– Нет понимания, что это убийство?
– А давайте выйдем на улицу и спросим: аборт – это убийство? И каждый человек, каждый врач, каждый журналист, каждая актриса, каждая телеведущая, каждый депутат скажут: «Да, конечно, аборт – это убийство, это ужасное явление! Но...»
– Это «но» часто оказывается сильнее?
– Не часто, а всегда. Так что вот наш главный враг – состояние нашего собственного духа. Вот и думается мне, что, если с духовной точки зрения посмотреть на эту гидру – ювенальную юстицию, то это попущение Божие: чтобы люди почувствовали, что такое дети.
– Число абортов катастрофическое?
– Аборт – это всегда катастрофа. Потому что жизнь одного ребенка – это целый космос. А у нас по одним данным – 4 миллиона, по другим данным – 5 миллионов абортов в год. Это очень серьезная ситуация.
Нас должно было бы быть сейчас 600 миллионов, а нас – 140 миллионов с небольшим. И мы переживём всякие войны, если бы не аборты. Недаром Сталин на какой-то период их ограничил. Хрущев их вернул. Сталина совершенно справедливо называют злодеем, но то, что Хрущев разрешил аборты, – это не меньшее зло. Вот установка из советского прошлого: позволение совершать аборты – это фундаментальный блок в политике социалистического государства. А ювенальная юстиция – из этой же серии. Сталинское государство уничтожало родителей, а детей отправляло на перековку в специальные учреждения. Это та же самая практика, которую мы сейчас имеем. Кстати, неправильно ее называть ювенальной юстицией, потому что юстицией тут и не пахнет. Это политика. Она продолжается. Немножко меняется форма, немножко – цвет флага. Но красный, как цвет крови убитых и страдающих младенцев, остается.
– Святой старец Паисий говорил, что за каждый аборт отвечают все жители страны.
– Безусловно. Только они пока еще не отвечают. А ведь аборт – тяжелейший грех. Убиенный младенец вопиет к Богу об отмщении. За это придется отвечать. Всем. И ответим. А люди не понимают этого.
Демагогия права
– Многие воспринимают ювенальную службу как добросовестный орган опеки.
– Он таким и создавался, но, к сожалению, везде есть оборотни. И среди врачей, и среди педагогов. И те люди, которые продвигают у нас эти мерзостные технологии, ищут оборотней. А если не находят, то их создают. Это называется вербовкой.
– А криминал?
– Явного криминала не ищут, потому что с криминалом дело иметь плохо. Криминал очень ненадежный партнер.
– Если кто-то занимается вербовкой, то это серьезное дело.
– Разумеется, серьезное. А кто говорит, что эта международная информационная война – несерьезное дело? Она стоит миллиарды, как госпожа Нуланд нам сказала.
– Многие себя успокаивают, что это разновидность органа опеки. А в чем коренное отличие ювенальных органов от тех органов опеки, которые существовали в советское время? Тогда тоже следили за тем, что творится в семье.
– Дело в том, что количество бедных в советское время было такое, что просто невозможно было создать структуру, которая бы их опекала. Народ жил очень и очень бедно. Население ориентировали на то, чтобы ребенок посещал государственное учреждение: ясли, сад, школа; если девиантное поведение или многодетная семья, то интернат, после этого ПТУ, после этого работа на заводе или на стройке. Человек должен был стать винтиком системы – это было главным для государства. Ему даже орден дадут, грамоту, могут даже деньгами заинтересовать, если он не пьёт.
– Раз в год отпуск.
– Раз в год отпуск у всех есть. Но что ощущает ребенок, оторванный от родителей, я хорошо знаю: это было мое детство. Меня родители вынуждены были отдавать в детский сад на пять дней в неделю. И еще я помню свои переживания, когда меня отправляли в пионерский лагерь на лето. Там приходилось отстаивать свое бытие, иначе над тобой издеваются и т.д. Конечно, взрослые очень хорошие люди организовывали разные интересные мероприятия, соревнования и прочее, но под спудом была такая жизнь, от которой меня могли защитить только мать с отцом. Конечно, такие стрессы закаляют, но ведь и травмируют психику.
– Можно представить, какой больший стресс переживают изъятые из семьи дети. Так почему об этом не думают?
– Потому что на детей всем глубоко наплевать. Главное, что забрали, что выполнили чье-то распоряжение.
– О правах матерей, которые тоже испытывают стресс из-за этого, тем паче не думают.
– Должны быть права семьи. Это презумпция. Как можно права ребенка отделить от прав семьи? Какие права у ребенка отдельно от отца с матерью? Это уже есть расчленение. Сначала великую Россию из унитарного государства делают совокупностью союзных республик, а потом эти республики благополучно по искусственным границам обламывают. Этот проект был направлен на уничтожение наших огромных пространств. И это уже сработало. Но мы по-прежнему идем тем же путем. Мы – Российская Федерация. Дальше будем обламываться по федеративным границам. Это совершенно ясно. А ведь Россия никогда федерацией не была! Повторюсь: это было унитарное государство. Мы – Россия, вот название нашей страны.
Кстати, спросите у людей на улице, что такое федерация. Вряд ли вам объяснят. Скажут: «Это про хоккей или про футбол». Так что очень важно понимать, что за чем стоит.
– С точки зрения здравого смысла, насколько это нормально, когда ювеналы, защищая детей, обращаются к правам ребенка?
– Это демагогия. Всегда лозунг: «Свобода, равенство, братство». Или: «Коммунизм – светлое будущее всего человечества». И построили большой лагерь, а потом большой социалистический лагерь. Это всё от начала до конца обман. Цель совершенно другая была. Использовать биомассу для мировой революции.
То же самое сейчас делает ИГИЛ, такие же люди за ним стоят. Исламской молодежи объясняют: общество несправедливо. Почему оно несправедливо? Потому что они не живут по шариату, они то не делают, это не делают… И думают, что с помощью убийства мирных граждан получится что-то хорошее. Но это обман.
– Так закончится когда-нибудь это безобразие – ювенальная юстиция?
– Никогда. Если даже удастся это как-то локализовать или ликвидировать, тут же возникнет новая форма. Умнейшие люди, которые получают большие деньги, думают над тем, как ослабить, как уничтожить Россию. Мы живем в греховном мире, где люди горят желанием друг друга уничтожать. Но после того, как Христос пришел на землю, уже нельзя говорить: «Я вас уничтожу». После фашизма нельзя говорить, что вы не люди и потому подлежите уничтожению. Нужно всё это облечь в демагогический флёр. Нужно говорить о равенстве. Нужно обвинять своего противника в нарушении прав человека. Обязательно нужно обвинять. Он плохой, потому что то-то и то-то. И так будет всегда.
А в том, в чем мы действительно плохие, нас не будут обвинять. Нас Запад не обвиняет ни в абортах, ни в разводах, ни в наркотиках. А тут мы впереди планеты всей. Почему они нас не обвиняют в этом? Потому что это для них хорошо: мы уничтожаем сами себя. Это их вполне устраивает.

Толик, а в своей башке совсем пусто?
3
3
=
0
Православный 20.06.2016 23:37
Чалдон всё относительно...плотность моей "пустоты" по сравнению с твоей "наполненностью" примерно такая же, как свинца и атмосферы Земли на высоте 30 км.
4
2
=
2
Чалдон 20.06.2016 23:46
Васик, шибко ты раздулся от собственного величия, смотри, будь осторожнее, а то опять обделаешься.
1
4
=
-3
Православный 21.06.2016 00:11
обделываться это твоя жизненная планида...
2
2
=
0
Чалдон 21.06.2016 00:17
Православный: обделываться это твоя жизненная планида...

- раздался голос из сортира ...
2
0
=
2
григорий 20.06.2016 20:40
Не знаю, что они там протаскивают, но если государство будет покушаться на Семью, я этому государству не завидую
0
0
=
0
великий корм 21.06.2016 00:25
Давно уже и никто
0
0
=
0
глава народа 20.06.2016 21:26
вот это есть ни что иное, как очередное доказательство ЕР и ех законов, пролабированных большинством в Думе. Это "евровидение", прозападное мировоззрение, постоянное лабирование интеграции России в эконом-е пространство европы - это взгляд антироссийский и ошибочный. Что и показало время по введению санкций, конфликт с турцией и "подарок" 3 000 000 000 долларов Украинеп. НАРОД - ЭТО ГРАМОТНАЯ ДАЛЬНОВИДНОСТЬ МИНИСТРА И ПРЕЗИДЕНТА которые и есть Единая Россия? Не голосуйте и не верьте сказкам.
4
0
=
4
bezdomnyyy_ivan 20.06.2016 21:35
Надо возрождать Домострой. Равноправие ни к чему хорошему не привело. Сплошь нагромождение глупостей. Люди любят усложнять себе жизнь.
3
0
=
3
григорий 20.06.2016 21:59
А нельзя разве просто жить и жизни радоваться!!!!
0
0
=
0
стрихнин 20.06.2016 23:57
Что придумывают все против людей
0
0
=
0
великий корм 21.06.2016 00:24
Куда они детей девать будут отобранных, башкой подумали?
2
0
=
2
великий корм: Куда они детей девать будут отобранных, башкой подумали?

"Отобранный ребёнок" обходится налогоплатильщикам от 56 до 2- млн. рублей в месяц...
0
0
=
0
me1 21.06.2016 00:41
Тема очень скользкая. С одной строны интересы ребенка, с другой родителей, с третьей общества.
Бывает и любящая мать хорошо так наказывает ребенка
1
0
=
1
me1 21.06.2016 00:41
Что, если он скажет - Ты плохая - то его могут отобрать у мамы?
Ужасно это.
1
0
=
1
me1 21.06.2016 00:42
Мне кажется, и сейчас ребенок может убежать из дома. А если его будут отрывать от родителей, то ничего доброго не выйдет
0
0
=
0
Добрый эльф 21.06.2016 03:54
Без Астахова тут явно не обошлось!
1
0
=
1
val anok 21.06.2016 04:22
Тут раскадровка может такая, рейтинг у Блевады центра зашкаливает, поставлена задача сделать больше... Значит президент не подпишет закон.
0
0
=
0
Чуть не по всей Расее прошли пикеты в порицание ГосДумы и поддержание Президента.

Примите и мою малую монету в копилку.

Насколько понимаю, нельзя бить детей и жён. Это неприлично. И во-первых.
А во-вторых, при Советах некоторых индивидуев лишали прав отцовства и материнства. За что? За то, что детей содержали в чёрном теле. Били и истязали в том числе.
Кто должен вмешаться, если в непутёвой семье всё наперекосяк? Общественности нынче это пофик, женсоветов никаких нет, школе, оказывающей "образовательные услуги" до лампочки (мне помнится, классные руководители ходили по семьям и выясняли, как живёт их ученик: как питается, в каком состоянии спальное место, есть ли возможность выполнять домашние задания и т.д.), кто остаётся?
Кроме Церкви, которую нынче модно гнобить, похоже, только законник.

Такшта принимите мой скепсис, земляки.
0
1
=
-1
Kotafey 21.06.2016 13:04
В обращении КРО много передергиваний и паники... вранья т.е. Посему хоть я и согласен, что не все заявления детей надо учитывать для "лишения родительских прав" (а только после их проверки психологами и доказательствами) Но когда пишут откровенный БРЕД ничем не подкрепленный...этого не понимаю..Кто то хочет пропиарится и в ДУму?

Примеры передергивания и э эмоционального мозгоклюйства (страшилок) из обращения:

семья будет считаться общественно-опасным местом для проживания

близкие родственники по закону приравняются к хулиганам и экстремистам
1
0
=
1
Верно. Самопиар на страшилках. Мол, примут закон и всё рухнет.
0
0
=
0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь