#
#
Просмотров: 662
Тема дня

Куда уходят деньги? В какие города?..

Picture

Городская администрация подвела первые итоги "месячника по повышению уровня собираемости платы за проезд".

Просмотров: 4446
Тема недели

Третья волна

Picture

Безалаберная беспечность по отношению к ковидной угрозе в Кузбассе вдруг на этой неделе сменилась утрированным вниманием, сугубой озабоченностью и едва ли не паникой.

Просмотров: 13992
Тема месяца

Где деньги, Зин?

Picture

Мэр Новокузнецка сообщил о катастрофическом недоборе оплаты за проезд.

Обсуждения

me1 22-06-2021 10:41

Ruthenium 22-06-2021 10:33

ilnikbez 22-06-2021 10:25

Александр О 22-06-2021 10:24

Хиус 22-06-2021 10:20

Рубрики
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
Опросы на КузПресс
  Какой бы вы задали вопрос президенту России В. В. Путину?
  Куда пропали буквы?
  Как вы относитесь к принципу обязательности вакцинации от COVID-19?
  ...
Нарушители:
ленкин
RoyRobson
добавить на Яндекс

Дом, где все хотят быть директором

Рыжеволосая бойкая Лера, опередив всех, проворно забралась в директорское кресло и, приложив телефонную трубку к конопатой щечке, заявила: "Я - Любовь Алексеевна".

Малыши, не успевшие занять желанное место, молча столпились у письменного стола и смотрели на нее с завистью. "Ладно, - согласился крепыш Денис, - завтра я буду Любовь Алексеевной". Примирили всех конфеты, "найденные" в шкафу в заветном ящике, о котором знают все обитатели дома ребенка.

В кабинет директора ГУЗ "Новокузнецкий специализированный дом ребенка N 1" Любови Ивойловой ребятня приходит в любое время запросто: посмотреть, на месте ли она, подставить головку под ласковую ладонь, улыбнуться, утереть слезы от какой-то детской обиды, угоститься вкусненьким (конфеты есть всегда) или "поруководить", как сегодня Лера. Это одна из комнат их большого дома, а дома можно все.

В крошечном кабинете директора на стенах фотографии в рамках, стопки альбомов, на снимках милые ребячьи мордашки, "от ноля", как говорит на профессиональном языке Любовь Алексеевна, и старше. За двадцать лет ее работы в этом учреждении их было очень много, около двух с половиной тысяч сирот: отказных, брошенных в роддомах, подкинутых к дверям, в общем, оставшихся без попечения родителей детей. Множество разных судеб, горьких и нередко счастливых, вплетенных в ее судьбу.

Успешная выпускница факультета русского языка и литературы Новокузнецкого пединститута Люба, тогда еще Трунова, уехала по распределению в сельскую школу, где работала завучем. После замужества вернулась в Новокузнецк, в свою родную 10-ю школу, педагогов которой с благодарностью вспоминает по сей день. Работать с детьми ей нравилось, даже законные летние каникулы проводила в пионерском лагере "Тимур", где десять лет была бессменным директором. Потом овладела второй профессией - стала логопедом, начала учить малышей с дефектами развития правильно говорить. Вот эта новая для нее стезя и привела ее в специализированный дом ребенка N 1.

"Первые три дня, - честно признается Любовь Алексеевна, - я не могла ни есть, ни спать. Я рыдала. Будучи уже достаточно зрелым человеком, я и не думала, что у нас есть такие дети: жалкие, больные, несчастные. Какие там песни и стихи! Они двух слов связать не могли. Не умели".

По просьбе Ивойловой ее оформление на работу в дом малютки временно отложили - не каждый выдержит такое испытание. Умудренная опытом массажистка Юлия Ивановна Безрукова, исполняющая там еще и обязанности кадровика, дала возможность подумать, уговаривать не стала, хотя нехватка кадров была катастрофической. Она просто сказала: "Учти, эти дети нуждаются в любви и заботе в два раза больше, чем обычные". Люба понимала: в заботе - да, но в любви? Как это сокровенное чувство, идущее не от разума, а от неведомых таинств души, разделить на сто малышей одновременно? Думала недолго, перестала плакать и осталась.

Так получилось, что с Любовью Алексеевной я познакомилась еще до ее назначения директором. В конце девяностых (помните, что это были за годы?) по тревожному сигналу, что в доме малютки нечем, кроме американских окорочков, кормить детей, грудничков от "ноля" и других малышей до четырех лет, я по заданию редакции приехала в это учреждение. Она, еще будучи педагогом-логопедом, провела меня по группам. Я была в шоке от увиденного: стойкий запах мочи, латаные ползунки, облезлая мебель, редкие игрушки. В состоянии шока я зашла в кабинет директора, чтобы спросить, как такое возможно. Разговаривать с ним, восседающим в просторном чистом помещении на кожаной мягкой мебели, мне сразу расхотелось. После того, когда ему при мне занесли на подносе обед из трех блюд, - тем более.

Вскоре того человека с директорства "ушли", Ивойлову назначили вместо него. Не думаю, что она согласилась с радостью, но дом малютки был переполнен, "ничьи" дети прибывали и прибывали, их надо было кормить, лечить, воспитывать, учить ходить, говорить, танцевать, читать с ними стихи, петь песни.

С ее приходом дом ребенка стал преображаться: начались бесконечные ремонты, замена оборудования, приобретение новой мебели, одежды. Помню, как однажды пришла туда на праздник - малыши готовились к утреннику. В группу принесли кучу одежки, и они выбирали, что надеть. Сами. Трехлетние барышни, буквально два года назад ползавшие в застиранных распашонках, среди вороха новеньких пышных платьиц выбирали самые красивые и еще капризничали, что им надевают не гольфы с оборочками, а обычные белые носочки.

Сейчас в этом учреждении сиротства не видно. Не в каждом богатом доме есть джакузи, а там имеется, в этом веселом море бурлящей воды помещается сразу пяток ребятишек - восторгам нет конца. Про игрушки говорить не буду, здесь они самые лучшие, самые умные, потому что все функциональные и "лечебные", то есть развиваюшие, укрепляющие и так далее. Про питание тоже писать излишне. "Представляешь, - как-то жалуется Ивойлова, - яблоки есть не хотят, говорят - дай грушу, из пирожков курагу выковыривают, а от сдобы отворачиваются". Слава тебе Господи, канули в Лету американские окорочка, да и времена стали другие.

К 60-летнему юбилею дома ребенка, который отмечался три года назад, позвонили из области: "Что подарить?" - "Крышу", - отвечает Ивойлова. Дарят окна, шторы, сухие бассейны, новые трубы, сайдинг на обшивку, краску по металлу... Она всегда знает, что нужно в первую очередь. С другой стороны, расстарается так, чтобы приобрести малышовую мебель не из дешевого пластика, а из натурального дерева - она для ребенка здоровее, светильники - современные, но щадящие, для детского зрения, белье - чтобы "дышало" и радовало глаз. Горшки и ванночки и те выбирает с расчетом - разноцветные и "веселенькие". Каждый уголок дома ребенка, каждая лестница, площадка, коридор, потолок здесь работают: поднимаются детки по ступенькам на второй этаж - и вместе с ними поднимается на "небо" солнышко, наступает день, спускаются - солнышко прячется, зажигаются звезды и наступает ночь. И во дворе: беседки, манежи, горки, лабиринты, аллеи, клумбы, грядки - все для дела. "Дачи-то нет, - поясняет Любовь Алексеевна, - отдыхаем как можем".

Для детей это настоящий дом. Прошло уже десять лет, как уехала в Америку Женечка, сейчас она уже большая, несколько раз в год звонит и спрашивает, как дела, как детки. Помнит. Она была одной из первых воспитанниц Ивойловой, которая накрепко привязала ее к детям-сиротам. Привезли девчушку двухмесячной из Осинников, мать отказалась. "Я ее как увидела, - вспоминает Любовь Алексеевна, - говорю - моя! Глаза голубые, яркие, кроха - а волосы длинные, кудрявые. Взяла ее на руки, а сердечко тук-тук-тук. Сначала быстро, тревожно, а потом потише, успокоилось. Росла Женька красавицей, соберемся с ней - и по коммерческим магазинам (тогда первые открываться стали), наряды покупаем. Сын мой к тому времени уже вырос, да и платьиц я никогда не покупала, только вот теперь, когда внучка своя появилась".

Любимчики в доме ребенка все. Что ни новенький - ахи-охи, какой необычный! Все они у них необычные и замечательные. То над Толиком трясутся - сложный порок сердца, после операции выхаживали и радовались каждой съеденной им ложке каши. То у Светочки антитела, и ее отвергли усыновители, а она такая умница. То Ванечка пошел, то Ниночка сказала первое слово.... Так и делят свои сердца на сотни кусочков, и двумя своими руками умеют обнять сразу несколько мальчишек и девчонок. "Ну и что, что он ВИЧ-инфицированный, - поясняет Ивойлова, - не его это вина. Целуем, обнимаем, ухаживаем, лечим - живем же вместе. А еще внушаем каждому ребенку, что у него есть мама и папа и они обязательно его найдут и приедут. Заметила, они всех сотрудников называют по имени-отчеству, ни в коем случае ни "мама". Бог даст, мама найдется, нельзя у ребенка отнимать надежду".

Вездесущая рыжая Лера, подслушав наш разговор, хвалится, что скоро полетит к маме "в океан" на самолете и возьмет с собой Любовь Алексеевну (ее усыновляет семья из Америки). И тут начинается общий переполох, с криком и прыжками. Все срочно желают лететь "в океан" и тоже взять с собой Любовь Алексеевну. "Так, успокоились, - напустив на себя грозный вид (строга бывает действительно, крута, но не с детьми), говорит она расшалившимся малышам. - Сейчас идем обедать, а после сна зайду, поговорим. Чао-какао!" Непедагогично как-то, но, услышав такой же дружный клич в ответ, думаю - нормально.

Ольга Волкова.

"Кузнецкий рабочий"

16.07.2008
Просмотров: 862 | Комментариев: 0
Период голосования за комментарии завершен

Участвовать в голосованиях и оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Если Вы уже зарегистрированы на сайте авторизуйтесь.

Если Вы еще не проходили процедуру регистрации - зарегистрируйтесь